Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Стефан Новгородец

Стефан Новгородец (XIV в.) — автор хождения (рассказа о путешествии) в Царьград (Константинополь) в 1348 или 1349 г. Судить о том, кто был этот человек и в какое время он посетил Константинополь, мы можем только на основании данных самого сочинения, которое озаглавлено в рукописях: «От Странника Стефанова Новгородца». Анализ этих данных дал основание М. Н. Сперанскому предположить, что С. Н. «скорее всего, был мирянином, человеком благочестивым (как показывает самый «Странник»), несколько начитанным в духовной литературе (ему известно, например, житие Феодосия), довольно трезвым в своей; |наблюдательности... был он, по-видимому, человеком достаточным... Судя же по тому вниманию, с каким отнеслись греки к Стефану... можно предположить, что он и его спутники по своему положению выделялись из общей массы рядовых паломников, с гидом ходивших по городу, т. е. можно счесть их людьми, занимавшими выдающееся положение и у себя в Новгороде» (Сперанский. Из старинной новгородской литературы, с. 46). Время посещения С. Н. Константинополя устанавливается, как показал М. Н. Сперанский, очень точно: 1348 или 1349 г.: С. Н. сообщает, что его со спутниками на страстной неделе принимал патриарх Исидор, а последний был царьградским патриархом с 17 мая 1347 по 2 декабря 1349 г., но в 1347 г. С. Н. в Царьграде быть не мог, так как в этом году страстная неделя приходилась на время до патриаршества Исидора. В близкое к этому время С. Н. и написал рассказ о своем хождении в Константинополь. Е. Е. Голубинский датировал путешествие С. Н. 1353 г., но эта датировка основывается на данных той части текста сочинения (в изд. Сахарова), которая представляет собой позднее добавление. С. Н. посетил и описал большинство известных построек и местностей Константинополя. Достопримечательности эти интересуют С. Н. не только как святыни, но и как архитектурные сооружения, рассказ его отличается деловитостью, простотой изложения, отсутствием дидактичности. Немногочисленные отступления от фактографического описания носят эмоциональный характер — передают чувство восхищения автора увиденным им в Константинополе. Д. С. Лихачев отмечает, что «Хождение» С. Н. «так же как и многие литературные произведения Новгорода, прежде всего поражает лаконичностью и отсутствием внешней украшенности» (Лихачев Д. С. Новгород Великий: Очерк истории культуры Новгорода XI—XVII вв. М., 1959, с. 60). Произведение Н. С. — один из наиболее ценных источников по истории и топографии Константинополя, так как содержит немало сведений о предметах, которые неизвестны по другим средневековым описаниям Константинополя. В его сочинении нашли отражение местные легенды. Число известных списков сочинения С. Н. невелико (5), при этом лишь в двух текст дошел в полном виде: 1) XVI в., БАН, 16.8.13; 2) копия начала XIX в. с неизвестного Софийского списка (ГБЛ, собр. Румянцева, № 419). М. Н. Сперанский предположил, что список БАН и является Софийским списком. В первой половине XIX в. сочинение С. Н. дважды было издано И. П. Сахаровым. Списки, по которым делалось это издание, не сохранились. В изданном Сахаровым тексте имеются дополнения (выделенные в издании курсивом), которых нет ни в одном из известных списков памятника. Неизвестно, сделаны ли они самим Сахаровым или же имелись в том списке, которым он располагал, но поздний характер их несомненен. Среди этих добавлений имелось сообщение о том, что С. Н. повстречал в Царьграде новгородцев Ивана и Добрилу, якобы переписывавших в Студийском монастыре книги. В XIX в. многие исследователи ссылались на это сообщение как на достоверное. Впервые «сочинением новейшего времени» охарактеризовал его А. И. Соболевский (Переводная литература, с. 9, примеч. 3). Новгородское происхождение «Странника» признается всеми исследователями, но возникает вопрос, почему в заглавии подчеркнуто, что С. — новгородец. Сперанский объясняет это тем, что либо С. писал свое «хождение» не в Новгороде или же заглавие с упоминанием новгородского происхождения автора появилось потому, что его сочинение получило распространение не в Новгороде, а, допустим, в Пскове, так как, по определению того же Сперанского, ряд языковых особенностей сохранившихся списков дает основание предполагать псковское происхождение их архетипа.

 

Изд.: Сахаров И. П. 1) Путешествия русских людей. СПб., 1839, т. 2, с. 13—28; 2) Сказания русского народа. СПб., 1849, т. 2, с. 51—56; Сперанский М. Н. Из старинной новгородской литературы XIV века. Л 1934, с. 5—82; «Хождение» Стефана Новгородца / Подг. текста, пер. и ком. Л. А. Дмитриева. — ПЛДР. XIV — сер. XV в. М., 1981, с. 28—41, 529—531.

Лит.: Филарет. Обзор, с. 71; Голубинский. История церкви, т. 2, 2-я пол., с. 204; Лихачев Д. С. Литература Новгорода XIII—XIV вв. — В кн.: История русской литературы. М.; Л., 1945, т. 2, ч. 1, с. 121—123.

Л. А. Дмитриев

Copyright 2006 by My Website