Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере

Слово некоего христолюбца и ревнителя по правой вере — сочинение, направленное против пережитков славянских языческих верований и языческих обрядов. В пространной редакции С. называется: «Се же изложено от многословесных книгь некымь христолюбьцемь, ревнителемь по правей вере на раздрушение льсти неприязнине, на укор творящимь таковая, на поучение правоверным и на причастье будущаго века послушающим книг сих святых и творящих делом повеления в оставление грехов». Согласно выводам Е. В. Аничкова, впрочем далеко не во всем убедительным, в первоначальном виде С. некоего христолюбца ничего не сообщало о язычестве; оно осуждало только пиршества и сопряженные с ними игры, песни и забавы, а перечни языческих богов и обрядов — позднейшие, постепенно разраставшиеся вставки. С., по мнению Е. В. Аничкова, обращено не к пастве, а к приходским священникам, съехавшимся на собор, причем в позднейшей редакции сочинения эта особенность его еще более подчеркнута. Помимо Св. писания, многочисленные цитаты из которого читаются в С. некоего христолюбца, его автор знает апокрифическое «Видение Павла апостола» (Тихонравов. Памятники, т. 2, с. 43), а по мнению В. И. Мансикки, и летопись. Одним из основных источников С. В. И. Мансикка признает южнославянский фрагмент, опубликованный Н. С. Тихонравовым (Летописи Тихонравова, т. 4, с. 85—86).

Большинство ученых считает С. произведением домонгольского периода (А. Н. Пыпин, Е. Е. Голубинский, Н. М. Гальковский); только В. И. Мансикка относит возникновение памятника к более позднему времени — XIV в. Е. В. Аничков полагает, что оно было произнесено между 1037 и 1054 гг. в Киеве в Софийском соборе, куда на «соборную неделю» съезжались приходские священники. Автором С. некоего христолюбца он считает создателя трех произведений, также приписанных «христолюбцу»: отрывка из Паисиевского сборника (в состав которого входит и С.), начинающегося словами: «Сидящу некогда святому отцю... и се принесоша житье некоего христолюбца» (Срезневский. Сведения и заметки, № 56, с. 299), рассуждения о целомудрии (Никольский Н. Материалы для истории древнерусской духовной письменности. — ИОРЯС, 1903, т. 8, кн. 1, с. 216), «Слова некоего христолюбца и наказания отца духовнаго» (там же, с. 216—221). В пользу древности С. свидетельствует и тот факт, что влияние его сказалось на целом ряде сочинений, в том числе относящихся к начальному этапу в истории древнерусской литературы. Е. В. Аничков отметил заимствования из С. в поучении «о казнях божиих», которое приписывалось Феодосию, игумену Киево-Печерского монастыря, «Слове святого отца нашего Иоанна Златоустаго... о томь, како пьрвое погании веровали в идолы...», «Слове святых отець, како подобаеть христианом жити», «Поучении Иоанна Златоустаго» (последние три произведения напечатаны: Гальковский. Борьба христианства, т. 2, с. 55—63, 102—112, 186—190); ученый усматривает также влияние С. в поучении Иоанна, новгородского архиепископа (Памятники древнерусской церковно-учительной литературы, вып. 3, с. 240—250). Предположение Филарета Гумилевского о том, что автором С. является Феодосии Печерский, не выдерживает критики (Обзор, с. 13—14).

С. некоего христолюбца известно в значительном количестве списков (в издании Н. Гальковского учтено 15 рукописей, В. И. Мансикка указал еще 3 списка). В. И. Мансикка выделяет две редакции памятника — краткую и пространную. Пространную редакцию, дошедшую в двух списках, он считает более поздней. В остальных списках, наиболее ранние из которых — Златая чепъ кон. XIV — нач.XV вв. (ГБЛ, собр. Тр.-Серг. лавры, № 11) и Паисиевский сборник (ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 4/1081), представлена краткая редакция. Текстологическое исследование памятника по всем известным спискам не проводилось.

 

Изд.: Буслаев Ф. Историческая христоматия церковнославянского и древнерусского языков. М., 1861, стб. 519—525; Летописи Тихонравова, т. 4, с. 89—96; Срезневский. Памятники, с. 269—271; Памятники древнерусской церковно-учительной литературы. СПб., 1897, вып. 3, с. 224—231; Гальковский Н. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси, т. 2. — Зап. имп. Моск. археол. ин-та, М., 1913. т. 18, с. 36—48; Аничков Е. В. Язычество и Древняя Русь. СПб., 1914. с. 369—379 (Зап. ист.-филол. ф-та СПб. унив., ч. 117).

Лит.: Азбукин П. Очерк литературной борьбы представителей христианства с остатками язычества в русском народе: (XI—XIV вв.). — РФВ, 1896, № 2, с. 225—226, 228, 249—250, 259; 1898, № 1—2, с. 258; Пыпин А. Н. История русской литературы. СПб., 1898, т. 1, с. 111; Голубинский. История церкви, т. 1, 1-я пол., с. 827; Никольский. Повременной список, с. 182—183; Гальковский И. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси. Харьков, 1916, т. 1; Mansikka V. J. Die Religion derOstslaven.Helsinki, 1922, Bd 1.Quellen, S. 147—160; История русской литературы. М.; Л., 1941, т. 1, с. 353—354; Казачкова Д. А. 1) Към въпроса за богомилската ерес в Древна Русия през XI в. — Исторически преглед, 1957, г. 13, № 4, с. 64—67; 2) Зарождение и развитие антицерковной идеологии в Древней Руси XI в. — Вопр. ист. религии и атеизма. М., 1958, т. 5, с. 300—302; Łowmiański H.Religiasłowianijejupadek (w. VI—XII).Warszawa, 1979, s. 134—151; Podskalsky G.Christentum und theologischeLiteratur in derKieverRus’ (988—1237). München, 1982, S. 253—254.

Т.   В.   Буланина

Copyright 2006 by My Website