Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Феодорит, архимандрит Спасо-Евфимиевского монастыря

Феодорит (1489/1490 — 17 VIII 1570) — архимандрит Спасо-Евфимиевского монастыря, «просветитель» лопарей, переводчик. Сведения о нем ограничиваются Житием Феодорита, составленным А. М. Курбским, которое было им включено в конец «Истории о великом князе Московском», и несколькими документами, в том числе грамотами из царского архива и посольского приказа. Курбский писал Житие с целью представить своего «духовного отца» Ф. невинным мучеником, жертвой расправ Ивана Грозного, поэтому Житию свойственна определенная тенденциозность, но большинство сообщаемых им фактов достоверно, так что Житие позволяет восстановить биографию книжника.

Родившись в Ростове, Ф. 13-ти лет ушел в Соловецкий монастырь, где через год постригся в монахи и жил в течение 15 лет. После этого Ф. был хиротонисан в дьяконы и отправился в странствие по монастырям (в монастырь Александра Свирского, а затем в Заволжские монастыри). Два года он прожил в Кирилло-Белозерском монастыре вместе с Сергием Климиным, а затем около четырех лет — в пустыни бывшего игумена Троице-Сергиева монастыря Порфирия, расположенной в окрестностях монастыря. Здесь Ф. встречался с Артемием, с Иоасафом Белобаевым и другими «нестяжателями». Получив от престарелого пресвитера Зосимы призывную «епистолию», Ф. на краткий срок возвратился в Соловецкий монастырь, но после смерти Зосимы вновь стал пустынножителем в одном из самых отдаленных лесных районов устья р. Колы, населенных лопарями. После двадцатилетнего пустынножительства в лесах с неким старцем Митрофаном (Курбский сам оговаривает возможную неточность имени старца; возможно, это Трифон Печенгский) Ф. пришел в Новгород к архиепископу Макарию, и тот поставил его в пресвитеры; затем, собрав в течение двух лет в Новгороде средства и людей, возвратился в устье р. Колы для постройки церкви Троицы и основания монастыря нестяжательского толка. Правда, Е. Е. Голубинский подвергает сомнению это сообщение А. М. Курбского, считая, что Курбский приписывает Ф. основание монастыря святой Троицы под влиянием предисловия Максима Грека к Житию соловецких чудотворцев, где основатель Трифонова Печенгского монастыря святой Троицы не назван (документы регистрируют на р. Коле только монастырь Петра и Павла). Зная язык лопарей, Ф. занимался среди них миссионерством и обратил в христианство, согласно Житию, около двух тысяч местных жителей с женами и детьми. Крещенные Ф. лопари, судя по Житию, проживали по устью Колы, но Е. Е. Голубинский, основываясь на грамоте Ивана IV от 20 февраля 1575 г., вносит поправку в рассказ Курбского, так как к 1545 г., когда, согласно Житию, должен был действовать Ф., лопари этого района уже были крещены; ученый предлагает считать, что Ф. крестил лопарей восточной части Кольского полуострова, живших по р. Поною. Различные истолкования получает также изгнание Ф. из монастыря: либо идейными противниками «нестяжательства», либо, как считает И. У. Будовниц, — лопарями.

Длительный период пустынножительства Ф. сменился временем его активной общественной деятельности. После двухлетнего пребывания игуменом небольшого новгородского монастыря, по ходатайству перед царем игумена Троице-Сергиева монастыря Артемия, в 1551—1554 гг. Ф. стал архимандритом Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря и начал активную борьбу против «ересей люторских», за строгое соблюдение нестяжательского монашеского устава, вступая в конфликт с самим суздальским епископом. Когда начался процесс над Матфеем Башкиным (1554 г.), Ф. был привлечен к суду как свидетель по делу старца Артемия вместе с Иоасафом Белобаевым, но сам был оклеветан врагами, суздальскими монахами и епископом, который дал показания о дружбе Ф. с Артемием. Ф. был сослан в Кирилло-Белозерский монастырь, где пробыл около полутора лет, пока, по ходатайству Курбского, митрополит Макарий не приказал перевести его в Ярославль, 1 января 1557 г. Иван IV направил Ф. в Константинополь к вселенскому патриарху. Целью посольства было получить официальное утверждение уже принятого Иваном IV в 1547 г. царского сана. 2 декабря 1557 г. после успешной миссии Ф. вернулся из путешествия с необходимым соборным «благословением» и «разрешительным посланием» константинопольского патриарха. Согласно Житию, он отказался от богатых царских даров и поселился в Вологодском Спасо-Прилуцком монастыре, откуда дважды ездил через Холмогоры по Двине до Печенги в Мурманскую землю, к лопарям, на р. Колу. О последних днях жизни Ф. и его смерти Курбский знает понаслышке (он сам оговаривается в Житии: «аз же истинне не мог достаточнее выведатися о смерти его») и пишет о двух возможных вариантах его кончины: тихой старческой смерти и о царском приказе утопить Ф. в реке за одно лишь напоминание ему о Курбском. Известен текст надписи на надгробной плите, находящейся у южной стены Преображенского собора Соловецкого монастыря, с точной датой кончины постриженика этого монастыря Ф.

О книгописной деятельности Ф. известно, по-видимому, далеко не все. Тексты его произведений не сохранились. На язык лопарей, которым он владел в совершенстве («искусен... был языку их»), Ф., по свидетельству Курбского, перевел какие-то библейские книги, по-видимому Нового завета, и некоторые молитвы («науча их Писанию и молитвы некоторые привел им от словенска в их язык»); известно также, что он многие годы занимался распространением «проповеди евангельской» на языке лопи. Кроме того, Ф. писал и на русском языке. В его Житии говорится о его Послании (или челобитной) к «сыновом своим духовным», которое он написал из Кирилло-Белозерского монастыря, по-видимому, около 1556 г. и которое описывало притеснения, переносимые старцем в ссылке («изъявляющи нам от тех вселукавых мнихов нестерпимую скорбь свою»). Не исключено, однако же, что, внедряя в монастырскую жизнь нестяжательские уставы, Ф. ограничивался при этом только устными наставлениями.

 

Лит.: Ключевский. Древнерусские жития. С. 337—340; Филарет[Гумилевский]. 1) Русские святые, чтимые всею церковью или местно. 3-е изд. СПб., 1882. Т. 3. С. 552—555; 2) Обзор. № 140. С. 218; Ясинский А. Н. Сочинения князя Курбского как исторический материал. Киев, 1889. С. 214—215; Голубинский. История церкви. 1900. Т. 2, 1-я пол. С. 839, 859—861; Никольский Н. Общинная и келейная жизнь в Кирилло-Белозерском монастыре в XV и XVI веках // Христ. чт. 1908. № 1. С. 281—285; Федотов. Феодорит // РБС. СПб., 1913. Т. 25. С. 242—244; Сочинения князя Курбского. Т. 1. Сочинения оригинальные // РИБ. СПб., 1914. Т. 31. Стб. 324—348; Будовниц. Монастыри на Руси. С. 261—263; Глaдкий А. И. К вопросу о подлинности «Истории о великом князе Московском» А. М. Курбского: (Житие Феодорита) // ТОДРЛ. Л., 1981. Т. 36. С. 239—241.

Н. Ф. Дробленкова

Copyright 2006 by My Website