Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Мунехин Михаил Григорьевич

Мунехин Михаил Григорьевич (по прозвищу Мисюрь) (ум. 11 III 1528) — видный административный деятель времени Василия III, автор посланий и итинерария. А. А. Шахматов полагал, что М. в 1492—1493 гг. совершил путешествие на Восток, посетив Каир, Иерусалим, Царьград и другие города, и составил краткое описание своей поездки. Статьи о Ближнем Востоке встречаются в составе сборников, а также включены в конец отдельных списков Хронографа Русского редакции 1512 г. В некоторых сохранившихся списках автором статей о Египте назван «казначей Михаил Григорьев», в других — «Михаил Гиреев». Наличие некоторой близости в содержании статей о Востоке, включенных в Хронограф, и послания старца псковского Елеазарова монастыря Филофея «против звездочетцев и латинян», адресованного М., дало основание А. А. Шахматову считать, что статьи о Востоке были записаны Филофеем со слов М. Выводы А. А. Шахматова о причастности М. к созданию упомянутых статей о Востоке оспорил А. А. Зимин, который посчитал необоснованным отождествление М. с Михаилом Гиреевым и Михаилом Григорьевым.

Первое вполне достоверное известие о М. относится к 1502 г., когда он присутствовал в качестве пристава на приеме посла султана, Кафы Алакоза. В 1510 г., сразу после присоединения Пскова к Русскому государству, М. был оставлен в Пскове в должности дьяка при двух великокняжеских наместниках. Он оставался в этой должности постоянно, в то время как за этот же срок сменился целый ряд наместников. Он, по всей видимости, был в Пскове одним из самых доверенных лиц великокняжеской власти, при частой смене наместников управление в сущности было сосредоточено в руках дьяка. Он вполне удачно справлялся с административными, военными и внешнеполитическими делами. О вопросах дипломатических сношений с Западом Василий III вел переписку одновременно с М. Мунехиным и псковскими наместниками (Памятники дипломатических сношений. СПб., 1851. Т. 1. Стб. 196, 211; Сборник имп. Русского исторического общества. СПб., 1886. Т. 53. С. 71, 120—121, 148, 157—158). Он был посредником в военных и дипломатических действиях великокняжеской власти с пограничным Западом; в 1521 и 1523 гг. вел самостоятельные переговоры с ливонскими представителями. Одновременно он сумел поддерживать отношения с местным населением; его помощником и посредником в этих сношениях был местный подьячий Артемий (Ортюша) Псковитин. Активная деятельность М. в Пскове отмечена в псковском летописании без оттенка неприязни к нему.

Правительство Василия III большое внимание уделяло строительству и укреплению оборонительных сооружений в Пскове. Активное участие в этом принимал М. Известно, что в 1525 г. по приказанию великого князя он занимался строительством каменной стрельницы на Гремячей горе. Гремячая башня оказалась одним из наиболее значительных военных сооружений XVI в. Не случайно М. проявлял также большое внимание к Псково-Печерскому монастырю, находившемуся на самой границе с Ливонией. Благодаря своему влиянию и средствам он наделяет монастырь землями и способствует его укреплению. В 1519 г., когда «повелением великого князя» в самом Пскове было выстроено четыре церкви, М. не только строит новую церковь, но и перестраивает весь монастырь, взяв его под свое покровительство. На следующий год из монастыря в Москву к великому князю стали возить просфору и святую воду.

М. умер скоропостижно и был похоронен в Псково-Печерском монастыре, о чем сообщается в Летописи Псковской (Псковские летописи. М.; Л., 1941. Вып. 1. С. 105). Все средства, которые М. раздавал в Москве боярам и дьякам, великий князь забрал в свою казну, а помощника М. подьячего Ортюшу Псковитина подвергли пытке в Москве.

М. был не только удачливым и опытным администратором и политиком, но и образованным человеком, поддерживавшим связи с книжными людьми своего времени. Он состоял в переписке с Дмитрием Герасимовым, который в послании М. называет себя его «вскормленником». Его адресатами были Николай Булев и инок псковского Елеазарова монастыря Филофей. Послания самого М. не сохранились. О содержании их можно судить только по ответам его адресатов. Наиболее прочными были связи М. со старцем Филофеем. Сохранившиеся ответы Филофея на запросы М. Мунехина написаны в течение 20-х гг. XVI в. Первое дошедшее до нас послание Филофея по случаю мора, постигшего Псковскую землю, было написано в 1521 г. (Малинин В. Старец... Прил. IV). Вскоре, видимо, в связи с усилением эпидемии в кон. 1521 г. или в самом нач. 1522 г. Филофей отправил М. второе послание, известное под названием «На противостоящих божией воле». Филофей в своих посланиях возражал против мероприятий, проводимых М. по борьбе с эпидемией, считая их оскорбительными для христианина. Переписка между М. и Филофеем о миротворении, об астрологических и астрономических вопросах («Послание против звездочетцев и латинян» // Малинин В. Старец... Прил. VII) обычно датируется 1523—1524 гг. Послание Ф. было написано в ответ на запрос М. («Прислал ты, государь мой, ко мне свою грамоту, а в ней писано, чтобы мне внутрь в ней твой список истолковати»). Обращение М. к Филофею с просьбой дать разъяснение по вопросам астрономии и астрологии связано с перепиской дьяка на эту же тему с Николаем Булевым (послание Булева М. не сохранилось). В своем ответном послании Филофей затрагивает вопросы миротворения, рассуждает о звездах, отвергая теорию Булева о влиянии звезд на ход земных событий, и высказывает мысль о необходимости отличать астрономические знания от астрологических предсказаний. Именно в этом послании Филофей излагает церковно-политическую концепцию «Москва — третий Рим», противопоставляя ее взглядам Булева о первенствующей роли католического Рима. Известно еще одно ответное послание М. — «Послание о покорении разума откровению». А. Л. Гольдберг считает этот текст особой редакцией «Послания против звездочетцев» (Гольдберг А. Л. Три «Послания Филофея»: (Опыт текстологического анализа) // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. 29. С. 93).

Утрата сочинений самого М. лишает исследователя возможности судить о литературном даровании этого способного политика и администратора, но, судя по ответным посланиям, его интересовали актуальные стороны современной ему интеллектуальной жизни русского общества.

 

Лит.: Шахматов А. А. Путешествие М. Г. М. Мунехина на Восток и Хронограф редакции 1512 г. // ИОРЯС. 1899. Т. 4, кн. 1; Иконников. Опыт по историографии. Т. 2. С. 820—825; Малинин В. Старец Елеазарова монастыря и его послания. Киев, 1901. С. 159—167, 239—247, 255—362; Соболевский. Переводная литература. С. 391—392; Масленникова Н. Н. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л., 1955. С. 135, 141—146; Лурье Я. С. Идеологическая борьба в русской публицистике кон. XV — нач. XVI в. М.; Л., 1960. С. 484—490; Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М., 1972. С. 359—362.

Р. П. Дмитриева

Copyright 2006 by My Website