Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Луцидариус (или Златой бисер)

Луцидариус (или «Златой бисер») — древнерусский вариант одной из наиболее популярных в средневековой Европе народных «энциклопедий». Популярность памятника в Западной Европе, а затем и в Древней Руси объясняется универсальностью его содержания. Здесь имеются сведения как натурфилософского (о трех частях света — Азии, Европе и Африке, о морях и островах, о землетрясении, о солнце, звездах, кометах и о происхождении молнии, грома, града, дождя, снега, о составе человеческого тела), так и богословского характера (ответы на вопросы: где был бог до сотворения мира? где находился Христос в течение 40 дней от воскресения до вознесения? и т. д.), приводятся фантастические рассказы о разных странах, чудовищных людях, зверях, птицах и рыбах. В работах по истории науки иногда неоправданно акцентируется внимание лишь на сообщениях Л. об устройстве вселенной (Т. Райнов, Б. Е. Райков); между тем в Л., как и в других средневековых «суммах», о мироздании говорится прежде всего для того, чтобы указать на его божественную рациональность, натурфилософия подчиняется библейской экзегезе. Л. написан в катехизической форме, наиболее доступной для неискушенного в теологии христианина, представляя собой беседу между учителем и учеником.

Об источнике древнерусского Л. высказывались различные предположения: А. X. Востоков и Н. И. Петров считали его переводом с латинского оригинала (Востоков. Описание. С. 550; Петров Н. О влиянии... С. 711), П. В. Владимиров — переводом с польского (К исследованию о «Великом зерцале». Казань, 1885. С. 10). Наиболее убедительна точка зрения Н. С. Тихонравова — первого издателя памятника, разделяемая большинством исследователей, — что Л. восходит к немецкой народной книге «Lucidarius». На немецкий оригинал Л. указывают и ряд германизмов, сохранившихся в древнерусском тексте (указаны Н. С. Тихонравовым), и структурное сходство русского перевода с немецким памятником, прослеженное А. С. Архангельским по изданию: DiedeutschenVolksbücher / VonK. Simrock. Frankfurt am Main, 1867. Bd 13. S. 373—442. Вновейшихисследованияхназываетсяиконкретныйисточникрусскогоперевода — любекскоеиздание 1485 г. (RааН. Zu einigen niederdeutschen Quellen des altrussischen Schrifttums // Zeitschrift für Slawistik. 1958. Bd 3. H. 2—4. S. 333; Немировский Е. Возникновение книгопечатания в Москве. Иван Федоров. М., 1964. С. 74; Мi11еr D. В. The Lübeckers Bartholomäus Ghotaii and Nicolaus Bülow in Novgorod and Moscow and the Problem of Early Western Influences on Bussian Culture // Viator. 1978. Vol. 9. P. 401; Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV — начала XVI в. М., 1980. С. 246). Переводчик, по-видимому, знал польский язык — отсюда несколько полонизмов, обнаруженных Н. И. Петровым в древнерусском Л. (если только они не внесены позднейшими переписчиками). Немецкий оригинал, в свою очередь, составлен на основе нескольких латинских сочинений, прежде всего — «Elucidarium» и «ImagoMundi» Гонория Августодонского, плодовитого церковного писателя 1-й пол. XII в.

Л., как и другим народным «энциклопедиям», присущ наивный рационализм, который особенно дает о себе знать в ответах на богословские вопросы. Этим объясняется резкое выступление против Л. Максима Грека. В специальном «послании к некоему мужу поучительном на обеты некоего ланынина мудреца» (Сочинения преподобного Максима Грека. Казань, 1862. Ч. 3. С. 226—236) Максим Грек указал на многочисленные расхождения Л. со Священным писанием и церковным преданием (натурфилософская часть памятника не вызвала у ученого монаха особого интереса) и подверг книгу безоговорочному осуждению. Учитывая, что списков Л. ранее XVII в. до сих пор не обнаружено, понятным становится первостепенное значение сочинения Максима Грека для датировки перевода и определения начальной редакции памятника. Послание Максима адресовано некоему «кир Георгию», которым, по мнению Н. С. Тихонравова, является Г. И. Токмаков, автор Повести о Выдропуской иконе богоматери; Н. С. Тихонравов предположил, что Г. И. Токмаков был одновременно переводчиком Л., который он послал на апробацию ученому греку. Гипотезу Н. С. Тихонравова приняло большинство исследователей; при этом обличительное послание Максима Грека обычно относят к раннему периоду его творчества (до соборов 1525 и 1531 гг.), что определяет и временную границу самого перевода Л. О времени перевода и личности переводчика высказывались, впрочем, и другие суждения. А. Л. Хорошкевич полагает, что перевод был выполнен до появления Максима в Москве (1518 г.), а адресатом его послания считает Юрия Дмитриевича Траханиота, воздерживаясь, однако, от отождествления «кир Георгия» и автора перевода (Хорошкевич А. Л. Русское государство... С. 246—247). Д. Миллер настаивает на еще более ранней датировке перевода, видя в нем продукт деятельности кружка новгородского архиепископа Геннадия, хотя, вопреки хронологической неувязке, говорит о Г. И. Токмакове, умершем в 1578 г., как о возможном переводчике (Miller D. В. TheLübeckers... P. 400—401). Д. Миллер воскрешает старую догадку И. Хрущева, думавшего, что к названию Л. восходит заглавие «Просветителя» Иосифа Волоцкого (Xрущев И. Исследование о сочинениях Иосифа Санина, преп. игумена Волоцкого. СПб., 1868. С. X; Мiller D. В. The Lübeckers... P. 408); сейчас установлено, что это заглавие книги Иосифа Волоцкого встречается в рукописях только с XVII в. Видимо, ближе других к истине В. С. Иконников, отождествивший «кир Георгия» с адресатом послания Максима Грека «господину и брату Георгию» (Сочинения преподобного Максима Грека. Казань, 1860. Ч. 2. С. 424—425), которое было написано в тверской ссылке (после 1531 г.), чем и определяется terminusantequem перевода Л.

Сопоставив выписки из Л., которые приводятся в послании Максима Грека, с текстом памятника, А. С. Архангельский пришел к выводу, что писатель пользовался редакцией Л., сходной с опубликованной И. Я. Порфирьевым; соответственно эту редакцию ученый считал древнейшей. Следует, однако, отметить, что само послание Максима Грека представлено в рукописях двумя редакциями. Редакция, которой пользовался А. С. Архангельский и в которой содержатся цитаты из Л., появляется лишь в Троицком собрании сочинений Максима, составленном в XVII в.; отсюда она вошла в более поздние собрания — Поморское и Большаковское (названия собраний даются по кн.: Синицына Н. В. Максим Грек в России. М., 1977; Буланин Д. М. Переводы и послания Максима Грека: Неизданные тексты. Л., 1984). Остальные собрания творений Максима, в том числе появившиеся в XVI в., включают другую редакцию послания, частично отличающуюся от предыдущей по содержанию, но главное — не цитирующую текст Л. (Синодальное собрание, собрания Музейное и в 151 главу, в которых послание помещено дважды; из последнего собрания эта редакция, наряду с первой, вошла в Большаковское собрание). На возможность того, что цитаты из Л. вставлены в послание Максима Грека позднейшим редактором, в свое время указывал Е. В. Петухов (Русская литература: Исторический обзор главнейших литературных явлений древнего и нового периода. Древний период. 2-е изд., просм. и доп. Юрьев, 1912. С. 179). Поэтому прежде чем использовать послание Максима для определения начальной редакции Л., оно само должно стать предметом текстологического исследования.

Несмотря на обличения Максима Грека Л. стал в России одной из самых читаемых книг и сохранился в многочисленных списках XVII—XIX вв. Для характеристики его восприятия читателями интересно, что в сборниках Л. может соседствовать с другими памятниками с претензией на универсальность, «энциклопедического» содержания (Тайная Тайных, Хронограф, Азбуковник). Отрывок из Л. попал и в Синодик (Петухов Е. В. Очерки из литературной истории Синодика. СПб., 1895. С. 253—254 (ОЛДП. Т. 108)). А. С. Архангельский выделял три редакции Л.: 1) сокращенная, опубликованная Н. С. Тихонравовым (предположение Н. С. Тихонравова, что отдельные вопросо-ответы исключались под влиянием критики Максима Грека, оказалось несостоятельным); 2) более обширная, опубликованная И. Я. Порфирьевым; 3) особая редакция, частично опубликованная А. С. Архангельским и сохранившаяся в списке ГБЛ, собр. Ундольского, № 548 (1700 г.); местами сближается с первой, а местами — со второй редакциями. А. А. Покровский в своей неизданной работе выделил еще одну редакцию. Большой интерес представляет отрывок из Л. на украинском языке в рукописи Вильнюсской публичной библиотеки, № 107 (98). Текст отрывка, опубликованного А. С. Архангельским, напоминает, по мнению ученого, чешский Л. В Виленском отрывке сообщается, что Л. был напечатан в Москве в 1622 г.; эта мистификация должна была, по-видимому, придать больший авторитет сочинению. Близок Виленскому отрывку восходящий также к чешскому Л. (издание его см.: Zibrt Č.Staročeský Lucidář: TextrukopisuFürstenberskéhoaprvotiskuzroku 1498. VPraze, 1903) украинский перевод памятника, изданный Е. Ф. Карским и И. Франко (Карский Е. Ф. Малорусский Луцидарий по рукописи XVII в. // Варшавские университетские известия. 1905. № 9. С. 1—57 (перепечатано в кн.: Карский Е. Ф. Труды по белорусскому и другим славянским языкам. М., 1962. С. 518—557); Франко. Апокрифы. У Львовi, 1906. Т. 4. С. 25—41; ср.: Строев. Словарь. С. 397); в заглавии украинского Л., чтобы внушить к нему доверие, отмечено, что он переведен с греческого языка. К чешскому Л. восходит, наконец, хорватский глаголический Л. (издание его см.: Мilčеtić I. Prilozizaliteraturuhrvatskihglagolskihspomenika. Hrvatski Lucidar // Starine. 1902. Kn. 30. S. 257—334).

 

Изд.: Луцидариус // Летописи Тихонравова. 1859. Т. 1, кн. 1. С. 33—68; Порфирьев. Апокрифы новозаветные. С. 417—471; Архангельский А. С. К истории древнерусского Луцидариуса: Сличение славяно-русских и древне-немецких текстов. Казань, 1899.

Лит.: Петров Н. О влиянии западноевропейской литературы на древнерусскую // Труды Киевской духовной академии. 1872. № 8. С. 711—717; Карпов А. Азбуковники или алфавиты иностранных речей по спискам Соловецкой библиотеки. Казань, 1878. С. 94—100; Миллер В. Луцидариус // Энцикл. словарь / Брокгауз и Ефрон. 1896. Т. 18. С. 112; Петухов Е. Следы непосредственного влияния немецкой литературы на древнерусскую // ЖМНП. 1897. № 7. С. 152—153; Тихонравов Н. С. Сочинения. М., 1898. Т. 1. С. 300—307; Древности. Труды Славянской комиссии имп. Московского археологического общества. М., 1902. Т. 3. Протоколы № 32—59. С. 38 (сообщение А. А. Покровского об источниках Л.); Соболевский. Переводная литература. С. 225; Древности. Труды Славянской комиссии имп. Московского археологического общества. М., 1907. Т. 4, вып. 1. Протоколы № 60—90. С. 23—24 (сообщение А. А. Покровского «Новый чешский труд о Люцидарии»); Иконников B. C. Максим Грек и его время. Киев, 1915. С. 333—344; Раинов Т. Наука в России XI—XVII веков: Очерки по истории до научных и естественнонаучных воззрений на природу. М.; Л., 1940. С. 224—227, 254—255; Райков Б. Е. Очерки по истории гелиоцентрического мировоззрения в России. М.; Л., 1947. С. 30—45; МatI J. 1) Deutsche Volksbücher bei den Slaven // Germanisch-Romanische Monatsschrift. 1955. Bd 5. H. 3. S. 200—201; 2) Europa und die Slaven. Wiesbaden, 1964. S. 99—100; Українськi письменники. С. 686— 687; Иванов А. И. Литературное наследие Максима Грека. Л., 1969. № 169. С. 129—131.

Т. В. Буланина

Copyright 2006 by My Website