Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Ефросин, монах Кирилло-Белозерского монастыря

Ефросин (2-я пол.XV в.) — монах Кирилло-Белозерского монастыря, книгописец. До нас дошло шесть рукописных сборников, частью переписанных его рукою, частью собранных им из рукописей других писцов. Само имя книгописца Е. (правильно — Евфросин) и все известия о его жизни почерпнуты из записей, сделанных им в этих сборниках.

Сведения о жизни Е. крайне скудны. Известно, что деятельность его связана с Кирилло-Белозерским и, возможно, Ферапонтовым монастырями. Е. писал сборники для игумена Кирилло-Белозерского монастыря Игнатия. Текст из Большого Катехизиса Феодора Студита написан им в Кирилло-Белозерском монастыре (ГИМ, собр. Уварова (далее Ув.), № 894, л. 515). «Слово о добрых и злых женах» выписано из Пролога Ферапонтова монастыря (ГПБ, Кир.-Белоз. собр. (далее КБ), № 6/1083, л. 117). В сборниках Е. помещены выписки из «Кириллова» устава, имеются ссылки на книги из библиотеки этого монастыря. Наконец, не случайно сборники Е. дошли до нас в составе Кирилло-Белозеркого собрания. Вероятно, Е. жил не только на севере. В его рукописях упоминается и Троице-Сергиев монастырь, его библиотека; в одном из сборников (КБ, № 22/1099) перечислены игумены этого монастыря и сообщено о времени игуменства Сергия и Никона. Сведения о Е., содержащиеся в его сборниках, могут быть дополнены еще некоторыми данными. «Toe зимы» после октября 6986 г., т. е. зимой 1477—1478 гг., Е., как он записал в сборнике КБ, № 11/1088, «на игуменство поехал». Куда именно он направился? До нас дошла грамота второй половины XV в., в которой фигурирует игумен Ефросин, одновременно выступающий в несколько необычной для игумена роли писца. Это данная грамота Ивана Кулударя подведомственному Троице-Сергиеву монастырю небольшому прилуцкому Рождественскому монастырю, находившемуся в Углицком княжестве (Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. М., 1952, т. 1, № 229). Почерк грамоты имеет черты сходства с почерком Е., и предположение о том, что в 1477—1478 гг. Е. ездил на игуменство в Углицкое княжество для передачи земель Кулударя Троицкому монастырю, соответствовало бы ряду данных, содержащихся в сборнике Е. В сборнике КБ, № 9/1086 читается запись: «На Москве некто тать именем Куладар до 300 церкве покрал» (речь идет, очевидно, о деятельности дьяка Куладаря в 1446 г., когда он был сторонником Шемяки, за что расплачивался впоследствии). А в «Страннике» (указателе расстояний между географическими пунктами), помещенном Е. в сборнике КБ, № 22/1099 и описывающем путь от Москвы до Царьграда и Средиземного моря, им сделана приписка: «От Белаозера до Углеча 240 верст»; по-видимому, Е. был знаком этот путь.

Книгописец Е. не был простым монахом, он называет себя попом, т. е. имеющим сан священника. Можно предположить, что он тот «поп Ефросин», «старец Ефросимкрылошанин», который в 60—80-е гг. выступал от имени Кириллова монастыря в качестве «послуха» (Акты социально экономической истории… М., 1958, т. 2, № 173, 226).

О времени литературной деятельности Е. свидетельствуют даты, которыми он обозначал в своих рукописях начало и конец работы. Самая ранняя дата — 1463 г.: «В лето 6971 июля 18 в понедельник дьню час 9 концах Апокалипсис» (КБ, № 53/1130, л. 155 об.); самая поздняя — 1491 г. — сопровождает миниатюру, изображающую Александра Македонского: «В лето 7000-е октября 20 сии Александр написан бысть Ефремом Ефросину» (КБ, № 11/1088, л. 19). Таким образом, свои сборники Е. составлял на протяжении тридцати лет. В них упоминал он и своих современников — митрополитов Филиппа I (1464—1473 гг.), Геронтия(1473—1489 гг.), архиепископа Ростовского Вассиана Рыло (1467—1481 гг.), игумена Троице-Сергиева монастыря Авраамия (1475—1478 гг.), сына Ивана III, великого князя Ивана Ивановича Молодого (ум.в1490 г.), братьев Ивана III князей Андрея Углицкого (ум. в 1494 г.) и Бориса Волоцкого (ум. в 1497 г.).

Из шести сборников, составляющих рукописное наследие Е., сборники в 8° (КБ, № 22/1099, № 9/1086, № 11/1088 и, возможно, 6/1083) предназначались для келейного чтения и скорее всего хранились в келье их владельца. Сборники КБ, № 11/1088 и № 6/1083 имеют прямые указания о принадлежности их Е., остальные отождествляются по почерку. Три из них не значатся в каталоге библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря, составленном в конце XV в. В этом каталоге (КБ, № 101/1178) упомянуто пять ефросиновских сборников, из которых «потребник» и «четвертый сборник игумена Игнатия» могут быть отождествлены с КБ, № 6/1083 и пятым известным нам сборником Е. — КБ, № 53/1130 (сборник в 4°, состоящий в большей части из рукописей других писцов). Три других сборника, внесенных в каталог монастыря под названием «меньшей», «средней» и «большой» до нас не дошли, так как не совпадают по содержанию ни с одной из известных нам рукописей. Шестой сборник, Торжественник в лист, целиком переписанный Е., назвавшим в нем свое имя (ГИМ, собр. Уварова, № 894), — традиционного церковно-учительного содержания. Создавая его, Е. выступал в роли простого переписчика. Труд этот длился четыре года, чрезвычайно отягощая Е., о чем свидетельствуют многочисленные записи, сделанные им по окончании каждого из разделов: «кончах в лето 6981 генваря», «кончах в лето 6982 зиме», «кончах в лето 6985 декабря»... и т. д. (всего 10 записей в разных частях книги), и заключительная запись: «Бог мя избавил... Сильно есмь рад, коли кончал строку последнюю». «Не за епитемию ли написана эта огромная книга? нетерпеливое многословие писца высказывает нечто подобное», — предположил известный археограф XIX в. архимандрит Леонид (Кавелин). Подтверждением этой догадки может служить запись, сделанная Е. после слов «Бог мя избавил...», — запись неуместная и едва ли благопристойная, которая была впоследствии затерта (хотя читается ясно) и резко осуждена в приписке, сделанной иным почерком: «О, горе окаянному, внимающему сего света житие». Не был ли уход Е. из Кириллова монастыря и его отъезд на игуменство в том же 1477 г., когда он закончил переписку Торжественника, следствием какого-то конфликта с монастырским начальством? Впоследствии, по всей видимости, Е. вернулся в Кириллов монастырь.

Наибольший интерес представляют четьи, келейные сборники Е. Их отличает характерный для XV в. энциклопедизм, отразивший широту интересов русского читателя и книжника. В этих своеобразных миниатюрных библиотеках сосредоточены произведения самых разнообразных жанров. Наряду с обычными для монашеского чтения произведениями церковно-учительными — житиями и памятями святых в минеях и прологах, синаксарями, словами и поучениями отцов церкви, библейскими текстами, служебными статьями, молитвами и уставами — в сборниках Е. встречается большое количество светских произведений, носящих подчас апокрифический характер и мало подходящих для благочестивого монаха. Произведения беллетристические, Палеи, летописцы, хронографы, хождения, полемические сочинения против латинян, статьи по светскому и каноническому праву, по географии, астрономии, зоологии, медицине, нумизматике, лексикографии, нотированные тексты, собранные Е. в своих энциклопедических сборниках, свидетельствуют об историко-литературных естественнонаучных, юридических и эстетических представлениях на Руси XV в. В известной мере сборники Е. продолжают и развивают направление, возникшее в русской письменности XIV в. Так, ряд статей по античной медицине, так же как и отрывки из натурфилософских сочинений — «Диоптры» Филиппа Пустынника и Дионисия Ареопагита — могли быть заимствованы из сборников самого Кирилла Белозерского. Е. отличает стремление к активному поиску сочинений такого рода.

Источниками сборников Е. прежде всего являются памятники письменности. Из них почерпнуты естественнонаучные, в частности географические представления книгописца. В центре его внимания прежде всего стоит «Хожение» игумена Даниила. На всем протяжении своего списка Е. сделал пометы и комментарии: «зачало пути от Царьграда ко Иерусалиму», «о Гепсимании», «о Елеонстей горе», «море Содомское, около его два дни пути», «Гениса озеро кругло, около его седмьпоприщь, масло же чюдно и рыб множество, вода зело чиста и светла» и пр. В рукописях Е. фигурирует и фантастическая Индия, которой правит царь-папа Иоанн, и Индия, которую завоевывает Александр Македонский. Из Хронографа Е. выписывает сведения о границах четырех великих морей, имена великих гор, рек, берущих начало из четырех райских источников — Фисона, Геона-Нила, Тигра и Евфрата. Источником географических познаний служит и Библия. Вместе с тем Е. отразил то живое знакомство со странами и путями, которые, возможно, изведал сам, ходя из монастыря в монастырь, или знал по рассказам таких же, как он, монахов, путешествующих по Руси и к святым местам — на Афон, в Царьград, в Иерусалим. Отсюда его записи «От странника»: «От Бела-града (Аккермана) до Царяграда по Черному морю семьсот миль, а от Царяграда по Белому (Эгейскому) морю до Сахиса (?) острова 300 миль», «От Кипра до Яфы300 миль, то есть пристанище Иерусалимьское», вместе с путешествиями по Руси — «От Москвы до Киева верст полторы тысящи, а от Киева до Белаграда девяносто миль, а от Белаграда до моря миля 5 верст», затем «от Москвы до Волги 240 верст», прибавив к этому, как уже было отмечено, расстояние «от Белаозера до Углеча».

Знаменательно то большое внимание, которое уделял Е. вопросам мироздания, явлениям природы. Его представления в этой области не выходят за рамки средневековой натурфилософии. Источниками Е. служат Палея Толковая, сочинения Иоанна Дамаскина и константинопольского патриарха Геннадия. В сборниках Е. помещен трактат о дуге небесной, учение о семи планетах и звездах, о том, что Земля покоится на семи столпах, статьи о величине солнечного, земного и лунного кругов, о широте и долготе земли. Привлекают Е. и апокрифические статьи на естественнонаучные темы, например, легенда о изобретении астрономии Мундом, внуком Ноя. Приводит Е. и наименования Земли по-эллински и иудейски — «хаия», «гипо», «адаман». К практическим знаниям относятся сведения о громе и предсказания по нему погоды и видов на урожай, о молнии и граде, о падающих звездах, кометах, извержении вулкана, землетрясениях. Встречается описание конкретного землетрясения, происшедшего в декабре 1456 г. (по рассказу Феофила Дедеркина), и солнечного затмения, случившегося в 1424 г. Е. полемизирует с неверными, с его точки зрения, взглядами: «молвят бонециибаснословци, яко под землею течет солнце и луна с прочими звездами», борется с суеверием — «учением дьявола», что от звезд и луны бывают болезни и зло людям.

Аналогично теоретический и практический интерес вызывала у Е. медицина. Он помещает (вслед за Кириллом Белозерским) статью «Галиново на Ипократа», где изложена теория Гиппократа о четырех стихиях человеческого тела, и статью под названием «Александрово» — рассуждение о постепенном развитии человеческого зародыша, принадлежащее, вероятно, Александру из Афродиссии, греческому ученому начала III в. н. э., комментатору Аристотеля. Медицинские сведения находятся в переписанных Е. отрывках из «Шестоднева» Иоанна экзарха Болгарского. Практическая медицина нашла свое отражение в статьях о лечении женщин (о лекарстве, предотвращающем преждевременные роды), об исцелении болезней мирром, о крашении волос и врачевании уха и желудка. Верил Е. и в силу врачевальных молитв, большая часть из которых — апокрифы: «Иоанна Златоуста от всех уд», «Коли жена дитятем болит», «От зубной боли». Возможно, он и сам пытался врачевать, о чем говорят такого рода приписки: «Аще кто костию подавится, призови на помощь святагоВласия», или молитвенное обращение: «Боже Моисеева знамения помилуя мя, научи глаголати, аще кого змия уясть». Он оспаривал у народных врачей и волхвов право лечить, что отразилось в статьях «Афанасия мниха о наузех и стрелце грешней», «Иоанна Златоуста о лечащих болезни волхованием паузы», «Григория Богослова, не требе еже навязывати на выю детищу бесовских врачеваний».

Е. присущ интерес к гуманитарным знаниям. Его привлекают памятники исторического характера. Библейско-исторический материал и сведения по древней истории он брал из Палеи, откуда им был заимствован восходящий к Хронике Георгия Амартола очерк истории Римской империи от Ромула и Рема до Константина Великого. Хроника Иоанна Малалы была известна ему по обширным извлечениям, сделанным в Летописце Еллинском и Римском, на который Е. ссылается. В одном из сборников (КБ, № 11/1088) помещена хронографическая компиляция, получившая в науке название Ефросиновский хронограф и восходящая к не дошедшей до нас ранней редакции Хронографа Троицкого. Часть фрагментов Ефросиновского хронографа восходит к Хронике Георгия Амартола. Древняя история представлена у Е. обширными выписками из «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия, озаглавленными «От пленения Иерусалимского» (КБ, № 53/1130, л. 426—493 об.). Библейская и всемирная история содержатся также в особой редакции «Летописца вскоре» патриарха Никифора. Отдельно переписан у Е. рассказ о венчании на царство византийского императора Мануила. Интересом к древней истории объясняется и то, что из обширной Пчелы извлекается рассказ о Марафонской битве, приписанный Плутарху. Среди кратких заметок встречаются сделанные рукой Е. хронологические выписки типа: «Царь Константин Велики взял Узантию, городок малы за 200 лет до седмыетысящи и созда град Царьград», или «Иерусалим старей Рима лет 500 без 30 лет, а Рим старей Византии лет 30-ю, а Византия старей Вавилона лет 40 без лета».

Всемирная история дополнена у Е. историей русской. Его рукой переписан наиболее ранний из дошедших до нас кирилло-белозерскихлетописчиков. Основной текст его сейчас находится в рукописи ГПБ, собр. Погодина, № 1554, но он был вырван, очевидно, П. М. Строевым из сборника КБ, № 22/1099, где сохранилось начало. Летописчик начинает с родословия от Рюрика до Василия II Васильевича, в нем содержатся известия по русской истории до 1445 г. (Зимин А. А. Краткие летописцы XV—XVI вв. // ИА, М.; Л., 1950, т. 5, с. 22—27). Летописчик Е. по своему происхождению связан с «Летописцем русским» XV в., наиболее ранний список которого происходит из Кирилло-Белозерского монастыря (Насонов А. Н. Летописный свод XV в. (по двум спискам) // Матер.по истории СССР, М., 1955, вып. 2, с. 273—321). Сопоставление «Летописца русского» с Летописью Ермолинской (ПСРЛ, т. 23) и с сокращенными летописными сводами конца XV в. (ПСРЛ, т. 27) дает основание предполагать, что их общим протографом был неофициальный Кирилло-Белозерский свод 70-х гг. XV в., отразившийся в летописчике Е. в наиболее ранней редакции.

Среди других статей летописного характера следует отметить записи о смерти русских князей и митрополитов, рассказы об установлении христианства на Руси и об основании епископии в Ростове и Новгороде. Но особое внимание Е. привлекала тема борьбы с татарами. Он помещает в своем сборнике перечень татарских набегов начиная с 1377 г., битвы на реке Пьяне, и кончая пожаром Москвы 10 апреля 1453 г. Среди выписок из летописчика замечательны такие: «В лето 6888 (1380) быстьМамаевчина, Мамятяк за Доном на УстьНепрядвы» (вероятно, последнее событие в одной из приписок отмечено как «за Доном Момятяковщина»), «В лето 6890 быстьТахтамышевщина на август 20 на князя на Дмитрия Ивановича и взя Москву и много зла сотвори». В этот же сборник Е. включил сокращенную переработку рассказа о Мамаевом побоище, назвав ее Задонщиной. Не прошел Е. и мимо столетнего юбилея этой битвы, отметив его краткой записью: «В лето 6888 сеп. 8 в среду был бой за Доном. В лето 6988 сеп. 8 и тому прешло лет 100».

Большое значение имеют сборники Е. для изучения процессов, происходящих в русской литературе второй половины XV в. Интерес к сюжетному повествованию, к поэтическим произведениям — одна из характерных черт древнерусской литературы этого периода. В сборниках Е. помещено значительное количество оригинальных и переводных произведений этого типа. К первым относятся Задонщина и Повесть о Дракуле. Среди переводных произведений едва ли не центральное место занимают сюжеты, связанные с именем Александра Македонского. Это две Александрии — переведенная в XII в. первая редакция Александрии Хронографической и переведенная в XIV в. Александрия Сербская. К ним примыкают и другие рассказы об Александре: рассказ Палладия о посещении Александром индийских «пагомудрецов» рахманов, история его «воздухохождения» — полета на грифах, легенда о дочери Александра, коварством похитившей живую «пародимскую» (райскую) воду. В этом же ряду занимательных повестей стоят Апокрифы о Соломоне (в том числе рассказы о Соломоне и Китоврасе, о Соломоне и «ужичской» (южской) царице Моалкотошке (царице Савской), Суды Соломона), Сказание о двенадцати снах Шахаиши, Сказание о Индийском царстве, Повесть о царе Адариане, притчи из Повести о Варлааме и Иоасафе, патеричные рассказы. Е. привлекают произведения, соприкасающиеся с фольклорными сюжетами, такие как Плач Адама о рае, названный им «Стих старина за пивом», Слово о хмеле, проложное Слово о правде и неправде, напоминающее народный стих о правде и кривде, Легенда о перстне римского царя, найденном апостолом Петром в рыбе, представляющая собой вариант мирового сюжета «Поликратова перстня», легенда о дьяволе, обманом проникшем в ковчег Ноя, рассказ о чуде митрополита Киприана, скомороший диалог о добрых и злых женах, наконец, народные загадки, тесно соприкасающиеся с апокрифической Беседой трех святителей.

Большое место занимают в сборниках Е. и сами апокрифы. Помимо «О Соломоне и Китоврасе басен и кощюнов» он переписывает рассказы об Адаме, Мельхиседеке, Апокриф о иерействе Иисуса Христа, Епистолию Иисуса Христа о неделе, «Пророка Ездры творение», Сказание о двенадцати пятницах, о начале правоверных и неправоверных народов, апокрифические вопросы (о рае, о десяти девах), отрывки из Евангелия Никодима и др. Об «отреченности» этих произведений Е. знал очень хорошо, так как сам включал в свои сборники списки (индексы), где эти книги характеризовались как «еретическаа описанья», которых не подобает «ни внимати, ни чести». Недаром после Сказания о двенадцати пятницах (от которого сохранилось только название и начало текста, а остальные листы оказались вырезанными) он написал: «сего во зборе не чти, ни многим являй».

Интересу к «скровным» (скрытным, отреченным) книгам сродни и стремление Е. по крохам собрать сведения по античной мифологии и философии. Упоминания об античных богах — Митре, Палладе, Артемиде он берет из Хроники Георгия Амартола, из «Покаяния» мученика Киприана. В Уваровском сборнике, вполне ортодоксальном по содержанию, на полях Е. делает приписку, упоминающую Крона, Диониса, Иру, Артемиду. Читающаяся в другом сборнике приписка: «Что есть человек? Человек есть, рече, животно словесно мертвенно» скорее всего попала к Е. из одной беседы Иоанна Златоуста именно потому, что, по словам Златоуста, так определяют человека «языческие философы» (Творения Иоанна Златоуста. СПб., 1896, т. 2. кн. 1, с. 130—131). Списки произведений, известных нам по сборникам Е., во многих случаях являются старшими в русской рукописной традиции. Однако они обладают, как правило, целым рядом индивидуальных особенностей, внесенных самим Е., редактировавшим тексты по своему вкусу. Е., выступая как редактор, создает новые редакции целого ряда произведений. Так, из Палеи Толковой он почти всюду исключает богословскую полемику, сохраняя библейский, апокрифический и «физиологический» материал — тему мироздания, легенды о Соломоне, рассказы о животных — о львице, о птицах «згуле» и «алконосте», «фениксе», «харадре», о рыбах «мюроме», «многоножице». Он вносит сокращения в «Хожение» игумена Даниила, в Сказание об Индийском царстве, в отрывки из «Истории Иудейской войны», в «Задонщину». Эти сокращения носят характерный для Е. целенаправленный характер, отличаются общими стилистическими приемами. В сокращенный текст вводятся отсылки к источникам — к книгам Священного писания или к произведениям, переписанным Е. в других его сборниках. Наконец, Е. вставляет фразы собственного сочинения, заменяющие сокращенный текст или дающие его краткий пересказ. Свою сокращенную переработку первой части Задонщины Е. дополняет выписками из краткого летописчика, в которых некоторые события соотнесены с Мамаевым побоищем: «В лето 6899 (1381) во праздник Вознесения господня прииде изо Царяграда на Русь Киприан митрополит год спустя по задончине», «В лето 6896 (1388) майя 19 преставися князь великий Дмитрей Иванович по задонщине на осмой год», «В лето 6900 (1392) сеп. 25 преставися старец Сергий (Радонежский) по задонщине 13 лет прешло».

Работа редактора местами переходит у Е. в собственное творчество. К писательским приемам можно отнести привлечение им из других произведений цитат, подходящих к теме. В ефросиновской редакции «Задонщины» имеется фрагмент из Слова о погибели Русской земли. Толковая Палея дополнена выписками из «Шестоднева», Физиолога, Хроник Амартола и Малалы; перечисление славянских племен в «Летописце вскоре» патриарха Никифора заимствовано из Толковой Палеи. Рассказ о Генисаретском озере из «Иудейской войны» Иосифа Флавия в виде приписки на полях дополняет соответствующее место «Хожения» игумена Даниила. К Слову о хмеле Е. прибавил отрывок из другого обличительного сочинения — Слова о ленивых, сонливых и упьянчивых. Ряд индивидуальных чтений в списках ефросиновских сборников, возможно, представляет собой авторские тексты самого Е., таковы — вторая часть плача жен в Задонщине, написанная в стиле воинских повестей и летописных текстов, приписка о рахманах, читающаяся на полях Хронографической Александрии, татары, заменившие филистимлян в рассказе о Самсоне и Далиле. В четырех сборниках Е. есть Слова о добрых и злых женах, приписанные Иоанну Златоусту, отрывки на эту же тему из Пролога, Притч Соломона, Пчелы. Благодаря различной подборке фрагментов и дополнению их новыми материалами письменного и устного происхождения каждый раз Е. создавал новое произведение с преобладанием элементов иного жанра — поучение для монахов, скоморошьи сценки, книжное Слово, собрание афоризмов.

Некоторые из памятников, помещенных у Е., не встречаются ни в каких других рукописях и, может быть, являются его собственными сочинениями. Такова вставка в Сказание о рахманах (напечатано в кн. «Александрия»), живущих близ Индии «нагомудрецах», у которых нет «ни царя, ни купли, ни продажи, ни свару, ни бою, ни зависти, ни вельмож, ни татьбы, ни разбоя, ни игр». У Амартола этих слов нет, и их можно считать отражением весьма смелых взглядов самого Е., имеющих характер своеобразной социальной утопии. Он же может считаться и автором оригинальной версии рассказа о Китоврасе, имеющей название «О Китоврасе от Палеи», но не встречающейся ни в одной из известных редакций Палеи. Китоврас — полузверь, получеловек («стан человеч, а ноги коровии») — назван братом царя Соломона, который взял его в плен, воспользовавшись предательством жены Китовраса. Соломон задает пленнику вопросы: «Царь вопросил его, что есть узорчнеево свете сем? Он же рече — всего есть лучше своя воля. Абиекрянулся и все переломал и поскочил на свою волю». Среди традиционных цитат Слова о добрых и злых женах читается совершенно оригинальный диалог, противопоставляющий добрую жену злой, возможно, представляющий ефросиновскую обработку устного произведения. Чудо митрополита Киприана, варьирующее сказку о провалившемся дворе, также известно только по рукописи Е.

Круг интересов Е., тяга его к светско-познавательным, беллетристическим произведениям, как правило, с вымышленным сюжетом, большое внимание к статьям естественнонаучного характера делали его представителем светского направления в русской общественной мысли и литературе. Это направление, возникшее в русской письменности второй половины XV в., было приостановлено на целое столетие разгромом еретических движений в начале XVI в. и победой официальной феодально-христианской идеологии укрепляющегося централизованного государства. Тем не менее многие рукописи XV в., в том числе и сборники Е., сохранились в московских хранилищах (к XVII в. относится копия с одного из сборников Е. — хранится в Кирилловском историко-художественном музее, № 2967). Это обстоятельство сыграло определенную роль в сохранении литературного опыта и в возрождении русской беллетристики уже в самом начале XVII в.

Как было сказано, прямых данных об оригинальном творчестве Е. у нас нет; в разделе «Изд.» отмечены издания памятников, которые могут быть отнесены к нему предположительно.

 

Изд .: Luria [Lur’e] J. S.Unelégendeinconnue de Salomon etKitovrasdans un manuscript de XV siècle // Revue des études slaves. Paris, 1964, t. 43, p. 9; Александрия: Роман об Александре Македонском по русской рукописи ХV в. М.; Л., 1965, с. 143—144; Каган-Тарковская М. Д. 1) «Слово о женах о добрых и злых» в сборнике Ефросина // Культурное наследие Древней Руси: Истоки, становление, традиции. М., 1976, с. 382—386; 2) Чудо митрополита Киприана: (Еще один фольклорный мотив в сборнике XV в. книгописцаЕфросина) // Л., 1981, т. 36, с. 234—238; ПЛДР XIV — сер. XV в. М., 1981, с. 72; 2-я пол. XV в. М., 1982, с. 174—177.

Лит.: Варлаам. Описание сборника XV столетия Кирилло-Белозерского монастыря // Учен.зап. II отд.имп. АН, 1859, кн. 5, с  1—66; Рузский Н. В. Сведения о рукописях (описание сборников), содержащих в себе Хожение в Святую Землю русского игумена Даниила в начале XII в. // ЧОИДР, 1891, кн. 3, отд. 2, с. 9—26; Леонид, архимандрит. Систематическое описание рукописей гр. А. С. Уварова. М., 1893, ч. 1, с. 480; Никольский Н. К. Описание рукописей Кирилло-Белозерского монастыря, составленное в конце XV в. / Изд. ОЛДП. СПб., 1897, вып. 113, с. 8, примеч. к № 107, с. 17—29, 57—83 (ср. с. XLIV—LXV); Симони П. Памятники старинного русского языка и словесности XV—XVIII столетий. Вып. 3. Задонщины по спискам XV—XVIII столетий // СОРЯС, Пг., 1922, т. 100, № 2; Седельников А. Д. Литературная история повести о Дракуле // ИпоРЯС. Л., 1929, т. 2, с. 626; Лурье Я. С. 1) Литературная и культурно-просветительная деятельность Ефросина в конце XV в. // ТОДРЛ. М.; Л., 1961, т. 17, с. 130—168; 2) Общерусские летописи XIV—XV вв. Л., 1976, с. 204—209; 3) КнигописецЕфросин и борьба против «глумов» и смеха в древнерусской письменности // Intern. Journ.ofSlavicLinguisticsandPoetics, vol. 31—32 (1985), c. 257—267; 4) Ефросин — составитель сборников и Ефросин — игумен и писец // ТОДРЛ, т. 41; Дмитриева Р. П. 1) Приемы редакторской правки книгописцаЕфросина: (К вопросу об индивидуальных чертах Кирилло-белозерского списка «Задонщины») // «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. К вопросу о времени написания «Слова». М.; Л., 1966, с. 276—291; 2) Светская литература в составе монастырских библиотек XV и XVI вв.: (Кирилло-Белозерского, Волоколамского монастырей и Троице-Сергиевой лавры) // ТОДРЛ. Л., 1968, т. 23, с. 143—170; 3) Четьи сборники XV в. как жанр // Там же. Л., 1972, т. 27, с. 150—180; Творогов О. В. Материалы к истории русских хронографов. I.Ефросиновский хронограф // Там же. Л., 1977, т. 32, с. 256—274; Каган-Тарковская М. Д. 1) Энциклопедические сборники XV в. и круг интересов книгописца Кирилло-Белозерского монастыря Ефросина // Русская и грузинская средневековые литературы. Л., 1979, с. 192—199; 2) Легенда о перстне в сборниках Ефросина, книгописца Кирилло-Белозерского монастыря // ТОДРЛ. Л., 1979, т. 34, с. 250—252; Каган М. Д., Понырко Н. В., Рождественская М. В. Описание сборников XV в. книгописцаЕфросина // Там же. Л., 1980, т. 35, с. 3—300; Махновец Т. А. «Слово о хмеле» в списках XV в. // Источниковедение литературы Древней Руси. Л., 1980, с. 155—156, 159—163.

Доп.: Лурье Я. С. 1) КнигописецЕфросин и борьба против «глумов» и смеха в древнерусской письменности // InternationalJournalofSlavicLiteratureandPoetics. 1985. Vol. 31—32.C. 257—266; 2) Русские современники Возрождения. КнигописецЕфросин. Дьяк Федор Курицын. Л., 1988.

М. Д. Каган, Я. С. Лурье

Copyright 2006 by My Website