Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Демьян, галицкий тысяцкий

Демьян (1-я пол.XIII в.) — галицкий тысяцкий, записи и рассказы которого были использованы галицкими летописцами. Имя Д. 12 раз упоминается в Галицко-Волынской летописи (с 1208 по 1231 г.) (см.: ПСРЛ, 1908, т. 2; переизд.: М., 1962; Галицко-Волынская летопись / Подг. текста, пер. и ком. О. П. Лихачевой. — ПЛДР. XIII век.М., 1981, с. 236—425, 564—602). Во всех случаях Д. выступает на стороне Даниила Романовича Галицкого и его брата Василька либо как воевода, либо как посол князя. Л. В. Черепнин, анализируя состав «Летописца Даниила Галицкого», каковым он считает первую часть (оканчивающуюся 1260 г.) Галицко-Волынской летописи, приходит к выводу, что основой для составителя этого Летописца послужил целый ряд источников. Одним из таких источников он называет (условно) «вторую галицкую повесть». Это было произведение, описывавшее борьбу Даниила за Галицкое княжение с местным боярством, другими русскими князьями, с соседними Галицко-Волынскому княжеству землями, и охватывающее период с 1230 по 1245 г. Составлена эта «вторая галицкая повесть» была, по гипотезе Л. В. Черепнина, между 1238—1245 гг. печатником Кириллом и стольником Яковом. «Кроме того, — пишет Л. В. Черепнин, — повесть 1238—1245 гг. использовала и некоторые более ранние литературные заметки, которые вел какой-то близкий соратник Даниила в его борьбе за Галич» (Черепнин.Летописец, с. 251). По мнению Черепнина, это был Д.

В. Т. Пашуто, выделявший из Галицко-Волынской летописи Свод 1246 г. князя Даниила Романовича, предполагает, что те места этого Свода, в которых упоминается имя Д., были записаны с его слов. К устным или письменным сообщениям Д. в составе летописного Свода Даниила Пашуто относит: известие о занятии Галича Даниилом; о позорном изгнании из Галича боярина Судислава; описание неудачного похода короля Белы IV на Галич; воспоминание Д. о том, как он спас жизнь своему князю; описание борьбы с князем Александром Белзским, боярином Судиславом и венграми.В. Т. Пашуто выделяет из современного текста Галицко-Волынской летописи те отрывки, которые, по его мнению, являются текстами Д. «Общий характер сообщений боярина Демьяна позволяет думать, что славный воевода под конец жизни, оставив ратный труд, перешел целиком на дипломатическую работу и, находясь при дворе князя Даниила, способствовал составлению летописного свода, подбирая необходимые летописцу документы и пополняя их сухие известия своими воспоминаниями» (Пашуто. Очерки, с. 8).

 

Лит.: Черепнин Л. В. Летописец Даниила Галицкого. — ИЗ, 1941, № 12, с. 228—253; Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. Л., 1950.

Л. А. Дмитриев

Copyright 2006 by My Website