Интернет-портал создан при финансовой поддержке Федерального Агентства по печати и массовым коммуникациям
  

Герман Подольный

Герман Подольный (или Пустынник) (ум. 1533 г.) — инок Кирилло-Белозерского монастыря, предполагаемый автор описания монастырских рукописей конца XV в. Адресат посланий Нила Сорского, Нила Полева и неизвестного лица, писец и владелец рукописного сборника ГПБ, Кир.-Белоз. собр., № 101/1178, так называемого Германова сборничка (запись XVI в.). В этой книге содержатся реестр и два варианта, черновой и беловой, составленного в конце XV в. описания книг Кирилло-Белозерского монастыря, раскрывающего их содержание и являющегося ценнейшим источником по истории монастырской библиотеки, библиотечного дела и книжной культуры Северо-Восточной Руси XV в. Рукопись содержит также хроникальные заметки за 1501—1510 гг. Г. П. был монахом Кирилло-Белозерского монастыря, затем, как показывает тематика заметок за 1501—1509 гг., уйдя оттуда, жил неподалеку от монастыря в Белозерском же крае, а после этого основал неподалеку от вологодского Прилуцкого монастыря собственный монастырь, Подольный (тематика заметок за 1509—1510 гг.). Среди заметок есть записи о смерти ПаисияЯрославова, Андрея, старшего брата Нила Сорского, самого Нила Сорского. Имеющиеся тут же упоминания о Буруновых позволяют судить о близости Г. П. к роду Сорокоумовых-Глебовых.

Собственные послания Г. П. до нас не дошли. Одно из них было адресовано Нилу Сорскому, тот в ответ на него написал (не раньше 70—80-х гг. XV в.) свое послание, содержание которого позволяет думать, что Г. уже оставил в это время Кирилло-Белозерский монастырь (мягко, стараясь не обидеть адресата, Нил Сорский пишет здесь о распространении среди монахов своеволия и невнимания к «божественным писаниям»). Из этого послания ясно также, что Г. П. навещал Нила Сорского в его лесном скиту и что у них при этой встрече возник спор. Вспоминая этот разговор, Нил в послании просит Г. П. не скорбеть из-за того, что было между ними тогда сказано, и продолжает настаивать, что «не просто или яко же прилучится подобает нам творити делания кая, но по божественных писаниих и по преданию святых отец». В списке этого послания, содержащемся в «Германовомсборничке» (л. 218—221) — и больше ни в каком другом списке, — над строкою, где у Нила идет речь о месте, в каком он поселился, уйдя из Кирилло-Белозерского монастыря, к словам «якоже сам видел еси» приписано: «и похвалил мя еси», отчего получается, что Нила Сорского за выбор им места для своего скита похвалил Г. П.

В сборнике ГИМ, Синод.собр., № 791, XVI в. (л. 76—93 об.), содержится послание неизвестного лица к «От благородного корене родившемуся и от благочестивых родителей воспитанному и изрядному и духовному господину моему старцу Герману» с убеждением вернуться в только что покинутый им неназываемый монастырь. Автор укоряет Г. П. в потакании своей слабости, своеволии, говорит о печали, причиненной им отцу, матери и «сродникам своим еже по плоти, иже здево обители оставил еси смущены», передает ему повеление его старца ни о чем не держать совета с неким Пенкою, а также просит никому не показывать эту «грамотку».

Из двух посланий к Г. П. Нила Полева следует, что после отлучения Иосифа Волоцкого от церкви новгородским архиепископом Серапионом за самовольный переход из его власти в непосредственное подчинение митрополиту Г. П. считал отлученными и всех постриженников Иосифа, к которым относились Нил Полев и Дионисий Звенигородский. Нил Полев узнал об этом от Дионисия и написал Г. П. пространное и резкое послание, в котором предлагает ему пойти и обличить в неправильном решении (имеется в виду смещение архиепископа Серапиона) царя и митрополичий собор, укоряет Г. П., говоря, что тот был мягок и добр, когда речь шла о «вразех Христовых и отступницехправославныя веры христианския, о идолопоклонницех», относительно которых он, по словам Нила Полева, говорил: «Нам судити не подобает никого — ни верна, ни неверна, но подобает молитися за них, в заточение не посылати», — а теперь, будучи простым чернецом, берется судить митрополита, епископов и игуменов. Слова Нила Полева показывают также, что Г. П. в то время уже ушел из Кирилло-Белозерского монастыря, но еще не основал Подольный, жил уединенно и не имел священнического сана: «Ты же живеши в пустыни и сшелесисвоих ради грех в уединение, и ныне священнический сан судиши, не на тебе лежащий».

Из второго послания Нила Полева ясно, что Г. П. в ответ на первое его послание прислал к нему «дьякона своего Илью и с ним грамотку свою», в которой отмечал резкий тон первого послания и, по-видимому, извинялся за причиненное огорчение. Отвечая Г. П., Нил Полев объясняет, что он потому пишет «жестоко», что помнит «своего духовного отца и своему спасению непрелестнаго наставника и житие, и подвизи, и к богу правую и истинную его веру...» (речь идет об Иосифе Волоцком). Послания эти были написаны в период пребывания Нила Полева и Дионисия Звенигородского в Белозерских пределах, т. е. до 1511—1512 гг.

 

Изд.: Никольский Н. К. Описание рукописей Кирилло-Белозерского монастыря, сост. в конце XV в. СПб., 1897.

Лит.: Горский А. Отношения иноков Кириллова Белозерского и Иосифова Волоколамского монастырей в XVI в. // Прибавл. к изданию творений святых отцов в рус.пер. М., 1851, ч. 10, с. 502—527; Жмакин В. Нил Полев // ЖМНП, 1881, т. 216, с. 185—199; Архангельский А. С. Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в Древней Руси / Изд. ОЛДП. СПб., 1882 (ПДП, К 16), с. 48—52; Прохоров Г. М. Послания Нила Сорского // ТОДРЛ. Л., 1974, т. 29, с. 125—143.

Г. М. Прохоров

Copyright 2006 by My Website