Вадим Эразмович Вацуро (1935–2000)

Биография | Список трудов
 
Show as single page

ВАДИМ ЭРАЗМОВИЧ ВАЦУРО — ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПУШКИНА

 

Вадим Эразмович Вацуро (1935—2000), один из крупнейших отечественных историков литературы, ученый с мировой известностью и непререкаемым научным авторитетом, современным филологическим сознанием воспринимается как прямой преемник и продолжатель традиций «великой пушкинистики». В наследии ученого работы, посвященные творчеству Пушкина, действительно занимают особое место, хотя научные интересы В. Э. Вацуро никогда не замыкались в узкой области пушкиноведения.

Широта исследовательских интересов В. Э. Вацуро определилась рано. Первые его печатные работы были посвящены М. Ю. Лермонтову, изучение которого В. Э. Вацуро начал еще на университетской скамье. Вскоре по окончании университета (1959) в круг его непосредственных занятий попадают литература XVIII в., Карамзин, русско-европейские литературные взаимосвязи. Каждой из этих областей изучения В. Э. Вацуро продолжал уделять внимание на протяжении всей жизни. В историю лермонтоведения он вошел как один из создателей «Лермонтовской энциклопедии» (1981), автор более двух десятков ставших на сегодняшний день уже классическими статей о Лермонтове. К числу первых серьезных работ ученого относятся подготовленное им (совместно с Л. Е. Бобровой) полное комментированное собрание стихотворений И. И. Хемницера (1963) и посвященное ему исследование (1964); в последующие годы он был непременным автором сборников «XVIII век», участником «Словаря русских писателей XVIII века» (1988. Вып. 1). В 1960-е гг. зарождается еще одна тема, сквозной нитью прошедшая через всю научную биографию В. Э. Вацуро, — тема рецепции готического романа в России. Особенное внимание В. Э. Вацуро уделял этой теме последние годы. Монографическому исследованию «русской готики» посвящена незавершенная и не увидевшая света при жизни автора книга. В 1960-е гг. В. Э. Вацуро начинает и свои занятия Пушкиным.

С 1962 г. В. Э. Вацуро работает в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН. Он сотрудничает в специальных пушкиноведческих изданиях — «Временнике Пушкинской комиссии» и «Пушкин: Исследования и материалы», принимает участие в коллективных трудах Института — сборнике «Пушкин: Итоги и проблемы изучения» (1966) и томе «Пушкин: Письма последних лет. 1834—1837» (1969), завершившем прерванное издание Б. Л. и Л. Б. Модзалевских. Широкую известность В. Э. Вацуро приносит написанная совместно с М. И. Гиллельсоном книга «Новонайденный автограф Пушкина: Заметки на рукописи книги П. А. Вяземского “Биографические и литературные записки о Денисе Ивановиче Фонвизине”» (1968). В этой книге, вводившей в научный оборот новый автограф Пушкина, что в современной пушкинистике уже само по себе является сенсацией, определился исследовательский почерк В. Э. Вацуро как историка литературы, особенности метода литературоведческого анализа и взгляда на предмет изучения. Лаконичные пушкинские пометы требовали от комментатора привлечения самого широкого историко-литературного и бытового контекста, раздумий над историческим и социологическим мышлением Пушкина, его политическими взглядами и т. д. Текст погружал исследователя и читателя в напряженную атмосферу интеллектуальной жизни пушкинского круга, становился своего рода «ключом» к пониманию самых глубин литературного развития эпохи и творческого мышления автора, и одновременно сам мог быть по-настоящему прочитан и понят только исходя из этого контекстуального знания.

На архивном материале, на поиске, подборе и сопоставлении неизвестных или не привлекавших ранее исследовательского внимания фактов была построена следующая книга В. Э. Вацуро, написанная вновь в соавторстве с М. И. Гиллельсоном в том же 1968 г., но по некоторым обстоятельствам времени вышедшая лишь спустя четыре года, — «Сквозь “умственные плотины”: Из истории книги и прессы пушкинской поры» (1972; 2-е изд. 1986). Третья, «“Северные цветы”: История альманаха Дельвига—Пушкина» (1978), подготовленная рядом предварительных частных статей, на долгое время стала одним из основных исследований в области пушкинской литературной биографии и литературно-бытового окружения поэта второй половины 1820-х гг. В ряде работ В. Э. Вацуро обращался к наиболее значительным фигурам пушкинской эпохи и пушкинского литературного круга — А. А. Дельвигу (в частности, полное собрание сочинений и писем Дельвига, 1986), В. А. Жуковскому, К. Н. Батюшкову, Д. В. Давыдову, Е. А. Баратынскому. Стиль и метод работы В. Э. Вацуро, однако, сами по себе неизбежно вовлекали в орбиту его исследовательского внимания все более и более широкий историко-литературный материал. Значительное число его статей и публикаций было посвящено литераторам второго и третьего ряда (О. М. Сомов, Аркадий Родзянка, В. Г. Тепляков, Александр Крюков, Надежда и Серафима Тепловы, К. С. Сербинович, М. А. Бестужев-Рюмин, В. А. Ушаков и др.). Один из инициаторов биографического словаря «Русские писатели. 1800—1917», В. Э. Вацуро сам написал десятки статей, был постоянным редактором и рецензентом, прочитывавшим насквозь тома словаря, широко делился материалами своей рукописной картотеки. Работы В. Э. Вацуро создавали полную картину литературной жизни XVIII—XIX вв. во всем ее многообразии и в динамике, со всеми ее нюансами и полутонами. Творчество же Пушкина выступало своеобразным центром этого сложного литературного мира, одновременно и «точкой отсчета», и фокусом, в котором сходились важнейшие историко-литературные, стилистические, языковые, формально-поэтические, социокультурные и прочие проблемы эпохи. Не случайно в последнем авторском сборнике В. Э. Вацуро («Пушкинская пора», 2000) статьи разных лет и разной тематики собраны вместе под именем Пушкина.

Особое значение в изысканиях В. Э. Вацуро имела работа с мемуарными и эпистолярными источниками. Он выступил публикатором нескольких значительных эпистолярных комплексов: писем И. И. Дмитриева, Андрея Тургенева, Н. М. Карамзина, участвовал в издании «Переписка А.С. Пушкина» (1982). В 1974 г. под редакцией В. Э. Вацуро вышел двухтомник «А. С. Пушкин в воспоминаниях современников» — свод мемуарных свидетельств, никогда до этого не издававшихся с такой степенью полноты и комментированности (переиздан в 1985 и 1998 гг.). Появившиеся на страницах «Ежегодника Рукописного отдела Пушкинского Дома» в 1979 г. статьи В. Э. Вацуро «Литературные альбомы в собрании Пушкинского Дома (1750—1840-е годы)» и «Из альбомной лирики и литературной полемики 1790—1830-х годов» уже прямо вели в сферу литературного быта и готовили следующую книгу — «С. Д. П.: Из истории литературного быта пушкинской эпохи» (1989). Понимание «литературного быта» и изучение его в трудах В. Э. Вацуро в определенной мере реализовывало теоретические положения «позднеформалистических» разработок Ю. Н. Тынянова и Б. М. Эйхенбаума, прямым последователем которых, при всей научной симпатии к их работам, В. Э. Вацуро, впрочем, никогда себя не числил. Коллега, ученик, собеседник М. П. Алексеева и П. Н. Беркова, Б. В. Томашевского и Т. Г. Цявловской, В. А. Мануйлова и Н. В. Измайлова, он был носителем «живого» филологического знания. Он и на самом деле не был ничьим «прямым преемником», широко вбирая и перерабатывая в собственном научном творчестве лучшие традиции и достижения разных школ и генераций классической русской филологии.

Внимание к изучаемому литературному произведению, отсутствие абстрактных теоретических построений, строгая, почти математическая логика доказательств — отличительные черты исследовательской манеры В. Э. Вацуро. Он был виртуозным мастером краткого историко-литературного этюда. Его мелкие филологические заметки, разыскания и комментарии, собранные позднее в одну книгу «Записки комментатора» (1994), являют примеры блестящих образцов жанра. При этом В. Э. Вацуро были равным образом чужды и любая фетишизация факта, и узкобиографический подход. Знаменательно в этой связи полное отсутствие в его научном наследии каких-либо штудий в области собственно биографии Пушкина. И биография писателя, и история литературы складывались для него из пересечения и взаимопроникновения жизненной и литературной стихий. Никогда не рассматривая литературу как имманентно развивающуюся систему, он в то же время всегда ощущал ее как составляющую общеинтеллектуального пространства, одно из проявлений духовной сферы деятельности человечества, зависимой от историко-социальной реальности, но жестко ею не определяемой. В книге «Лирика пушкинской поры: “Элегическая школа”» (1994) такой «синтетический» подход к описанию литературного явления, его генезиса, внутренних и внешних связей и исторических преломлений применен к изучению жанровой поэтики — истории поэтических идей и поэтических форм. Книга, посвященная «элегической школе» 1800—1810-х гг., допушкинской поэтической генерации, была задумана и написана как необходимое введение к общему очерку становления и развития поэтической системы Пушкина. Последней теме В. Э. Вацуро посвятил ряд частных статей, составивших в целом некоторый подготовительный материал к обобщающей книге о пушкинской элегии, написать которую ученый так и не успел.

В книгах, подготовленных в серии «Библиотека поэта» (в частности, первом критическом издании Д. В. Давыдова, 1984), в академическом собрании сочинений Н. А. Некрасова (1981. Т. 1) В. Э. Вацуро показал себя блестящим ученым-текстологом. Эта сторона его филологического таланта в полной мере проявилась при подготовке нового академического собрания сочинений Пушкина, которому в последнее десятилетие своей жизни ученый отдал много сил. Член редколлегии, редактор первого и второго томов, В. Э. Вацуро стал одним из авторов научной и текстологической концепции нового издания, принципы которой в значительной мере были воплощены им в первом томе, вышедшем в год Пушкинского юбилея.

В. Э. Вацуро стоял у истоков многих исследовательских начинаний, выступал редактором и куратором таких важнейших пушкиноведческих работ, как словарь Л. А. Черейского «Пушкин и его окружение» (1975. 2-е изд., доп. и перераб. 1988), антология «Пушкин в прижизненной критике. 1820—1827» (1996); с 1981 г. входил в редколлегию «Временника Пушкинской комиссии». Он также был членом редколлегии серий «Литературные памятники», «Литературные мемуары», «Переписка русских писателей», «Из литературного наследия», «Новая библиотека поэта», ежегодника «Памятники культуры. Новые открытия»; руководил учениками и аспирантами. Талант, образованность и эрудиция, любовь к изучаемому предмету и тонкое его понимание, блеск и обаяние мысли, огромная внутренняя энергия научных работ В. Э. Вацуро на протяжении всей его жизни оказывали постоянное влияние не только на учеников и коллег, но и на исследователей, казалось бы, совершенно далеких от него по духу и методу.

Е. Л.

(По изд.: Пушкин. Исследования и материалы.

СПб.: Наука, 2003. Т. XVI-XVII. С. 448-451).

 


Биография | Стр. 1 из 2 | Список трудов