Институты культуры Ленинграда на переломе от 1920-х к 1930-м годам: Материалы проекта


Представляемые материалы, описывающие историю институтов культуры Ленинграда (издательств, учебных и научно-исследовательских институтов, официальных и неформальных союзов, школ, журналов) на рубеже 1920 – 1930-х годов, представляют собой результат работы в рамках финансировавшегося ОИФН РАН трехгодичного коллективного проекта.

Выбранная форма представления результатов исследования – размещение статей, публикаций и хроники  в виде препринта на сайте Пушкинского Дома – мотивирована прежде всего обстоятельствами современного академического быта, в котором получение гранта на «бумажное» издание книги – дело долгое и неверное. Материалы подготовлены к электронной публикации силами сотрудников проекта, без привлечения редактора и корректора, оплата труда которых, к сожалению, не входит в статьи бюджета исследовательского гранта. Кроме того, электронная форма публикации, как мы надеемся, позволит получить от читателей-специалистов советы, уточнения и дополнения, которые можно присылать на адрес руководителя проекта Марии Эммануиловны Маликовой maria.e.malikova@gmail.com. И, наконец, не будучи ограничены рамками книжного корешка, мы представляли публикуемые архивные материалы в большом объеме.

Собранные здесь работы описывают историю ряда институтов культуры Ленинграда в годы перехода от НЭПа к сталинизму. Почти все они основаны на материалах архивов этих институтов, впервые описанных с такой полнотой. Выбор объектов для описания был мотивирован главным образом индивидуальными научными интересами участников проекта и не претендует на полноту охвата темы. Поскольку проект реализовывался на базе Отдела взаимосвязей русской и зарубежных литератур Пушкинского Дома, значительная часть представленных работ посвящена истории переводной литературы, деятельности переводчиков и ученых-западников и компаративистов (блок работ об истории издательства «Время», статьи Т.А.Кукушкиной о секции переводчиков при Ленинградском отделении союза писателей, К.С.Корконосенко о ленинградской университетской школе испанистики, работа Р.Ю.Данилевского, раскрывающая институциональную роль В.М.Жирмунского в создании ленинградской германистики и компаративистики). Конечно, даже в этом ряду ленинградских институтов культуры, имевших отношение к взаимосвязям культур, за рамками проекта остались такие важнейшие учреждения, как Институт сравнительной истории литератур и языков Запада и Востока им. А.Н.Веселовского, Университет в полном объеме, Институт живых восточных языков имени А.Н.Енукидзе, «Курсы востоковедения» барона Гинцбурга и многие другие.

Однако несмотря на неизбежную неполноту и мозаичность представленной картины, она позволяет увидеть некоторые общие тенденции и проблемы существования культуры в этот период советской истории и проследить личные эволюции ее ключевых деятелей.

Задача проекта была по преимуществу прикладной – с возможной полнотой описать историю институтов культуры в определенный период  на основании их архивов, вводя в оборот новые материалы. Однако этот «позитивистский» микроисторический способ работы выявил несколько общих мета-проблем описания истории культуры. К проблематике теории истории и истории культуры в частности многих авторов этого проекта подтолкнула, помимо прочего, значимая роль исторической рефлексии в деятельности самих сотрудников описываемых институтов – от интенсивных размышлений об истории и современности, во многом определивших существование неформальных объединений «внутренних эмигрантов» (статья Д.В.Токарева), до почти неосмысленной роли ее жертвы у сотрудников  института, специально созданного для занятий марксисткой диалектикой (статья Г.А.Тиме).

Одна из общих проблем описания истории институтов культуры – ее хронологические рамки и, в связи с этим, «жанр» описывающего ее исторического «рассказа». В большинстве случаев мы начинали с дореволюционного, в основном модернистского, истока этих институтов и их сотрудников, финал же историй чаще всего не совпадал с моментом официального закрытия,  и никогда – с 1929-м, годом «великого перелома» (более значимым и «переломным» оказывается 1928 год – ему посвящены страницы из дневника директора издательства «Academia» А.А.Кроленко, опубликованные И.В.Дацюк, и материалы к хронике культурной жизни Ленинграда, составленные Н.А.Гуськовым при участии К.Б.Егоровой). Реальное закрытие – а во многих случаях ряд попыток закрытия или радикальной реорганизации, на которые до поры удавалось находить риторические и организационные контр-ходы –  происходило длительно, процессуально, воздействие власти не было однонаправленным, и часто более значимым фактором оказывались внутренние эволюции сотрудников того или иного института, интериоризировавших властный дискурс (в 1920-е годы это прежде всего социологическое, марксистское представление о культуре и истории; см. статью К.А.Кумпан).

Заключающие сборник материалы к хронике культурной жизни Ленинграда ставят вопрос о том, какие факты релевантны для описания истории культуры,  и реально ли, на материале ХХ века, описать ее хотя бы с относительной полнотой. В настоящем проекте мы ограничили поле исследования одним городом и несколькими годами и надеемся, что наш труд будет небесполезен для понимания  особенностей функционирования советской культуры этого переходного периода.

Проект выполнен при поддержке гранта программы ОИФН РАН «Текст во взаимодействии с социокультурной средой: уровни историко-литературной и лингвистической интерпретации», направление «II. Инновационные стратегии литературной историографии. Переходные процессы в истории русской литературы». Название проекта «Механизмы деятельности институций культуры (издательства, научные и образовательные институты, объединения и проч.) Петрограда/Ленинграда в переходный период от 1920-х к 1930-м годам» (2009–2011).

Содержание

М. Э. Маликова. Шум времени: История ленинградского кооперативного издательства «Время» (1922–1934)

Переписка Стефана Цвейга с издательством «Время», 1925 – 1934. Предисловие, публикация и комментарий М.Ю.Кореневой, техническая подготовка публикации Л.В.Зародовой

К. М. Азадовский. Стефан Цвейг в СССР: 1920-е годы

Ромен Роллан в его переписке с издательством «Время», 1928–1934. Предисловие, публикация и комментарий П.Р.Заборова

К.А.Кумпан. Институт истории искусств на рубеже 1920-х – 1930-х гг.

Т. А. Кукушкина. К истории секции ленинградских переводчиков (1924–1932)

Александр Александрович Кроленко. Дневник за 1928 год. Предисловие, публикация и комментарий И.В. Дацюк

Г.А.Тиме. Институализация идеологии. Общество Воинствующих Марксистов Диалектиков (ОВМД) в Ленинграде на рубеже 1920-х – 1930-х годов

Р. Ю. Данилевский. Институционное значение деятельности В. М. Жирмунского в истории русской германистики 1920 – 1930-х годов (по материалам Санкт-Петербургского Отделения Архива Российской Академии Наук)

К. С. Корконосенко. О школе ленинградских переводчиков с испанского языка

Д. В. Токарев. «В раю друзей»: стратегии выживания и творчества во «внутренней» и «внешней» эмиграции (Д. Хармс и Б. Поплавский)

В. Ю. Вьюгин, М. Н. Нечаева. Материалы к социопортрету читателя «Литературной учебы»

Материалы для составления хроники культурной жизни Ленинграда на рубеже 1920-х и 1930-х гг. Составление, вступительная статья Н. А. Гуськова; материалы вечерней «Красной газеты» за 1928 г. обработаны и предоставлены К.Б. Егоровой.