Нестор Александрович Котляревский (1863–1925)

Биография | Список трудов
 
Show as multiple pages

Нестор Александрович Котляревский родился 21 января 1863 г. Образование получил в киевской Коллегии имени Павла Галагана, а также на историко-филологическом факультете Московского Университета. Выбор факультета произошел против желания Нестора Александровича, который лишь уступил в этом настояниям отца, желавшего видеть его своим продолжателем в науке славяноведения, сам же Нестор Александрович стремился посвятить себя естествознанию и мечтал о больших научных экспедициях; склонность к естествознанию не исчезла у него с годами, и близким знакомым Нестора Александровича памятны его коллекции бабочек, жуков, птичьих гнезд с яйцами разных пород птиц и т. п. — отчасти купленные, а некоторые собственноручно собранные им в разное время; в свою последнюю заграничную поездку, живя летом 1924 г. на даче в горах Болгарии, он, наряду со своей текущей научной работой, и там занимался обычным коллекционированием.

Раз уступив настояниям отца в выборе факультета, Нестор Александрович в дальнейшем пошел уже собственным путем, почувствовав, что занятия славистикой ему совсем не по натуре. Правда, он отдал дань памяти отца, представив на 4-м курсе проф. А. Л. Дювернуа сочинение о «Досифее Обрадовиче», награжденное факультетом большой серебряной медалью, но стоившее Нестору Александровичу немалых усилий, так как научный интерес его направился уже к этому времени в другую область, — но на этом он со славистикой и покончил. За год до этого, на 3-м курсе, Нестор Александрович представил проф. А. М. Иванцову-Платонову сочинение на заданную факультетом тему: «Христианские апокрифы II века как исторический источник», заслужившее ему золотую медаль; а позже, перейдя к работам у Н. И. Староженко и окончательно утвердившись в занятиях по истории литературы, сначала — всеобщей, затем — русской, написал большой очерк « о любовной поэзии Средних веков», служивший предисловием к сделанному им переводу Дантовой «Vita nuova». Как очерк, так и перевод остались ненапечатанными, не смотря на то, что Староженко дал об них очень хороший отзыв, а дебютировал Нестор Александрович в печати другой работой, тоже переводом, именно — сочинения Е. Laveley: «Образование народных эпопей и происхождение песни о Нибелунгах» (1884), к которому дал предисловие, скромно подписанное инициалами Н. К.

Если, будучи в Коллегии, Нестору Александровичу не удалось составить себе более или менее близкого товарищеского кружка, — в Университете получилось обратное: вокруг него скоро собралась группа даровитых молодых людей (из которых назовем хотя бы имена В. П. Преображенского, Я. Л. Барскова, С. Г. Рачинского, М. Н. Розанова), объединенных общим интересом к науке и любовью к искусству, словесному — особенно. Сходясь большею частью на квартире у Нестора Александровича для горячих споров и обсуждения вопросов жизни, науки и искусства, эта небольшая группа студентов сплотилась мало-помалу в тесный товарищеский кружок, о котором — прямо или косвенно — Нестор Александрович не раз вспоминал не только в изустных рассказах о своем студенчестве, но и печатно, в подходящих к тому случаях; беседы в этом кружке дали ему материал для ненапечатанной поэмы его «Гефсимания» (1886), чрезвычайно характерной как для молодого, так и для того Нестора Александровича, каким его знали позже, а также для его напечатанной брошюры «Поэзия скорби и гнева», в которой можно встретить отзвуки и этих бесед, и этой поэмы.

1 июня 1885 г. Нестор Александрович окончил университет со степенью кандидата и был на два года оставлен при кафедре истории всеобщей литературы с откомандированием за границу для подготовки к магистерским экзаменам. Для продолжения своих занятий Нестор Александрович избрал Париж, где слушал лекции в Сорбонне и изучал старо-французский и провансальский языки в семинариях Гастона Париса и Поля Мейера, после чего, вернувшись осенью 1889 г. в Москву, выпустил в конце этого года свой первый самостоятельный труд по истории русской литературы— упомянутую уже небольшую брошюру с заглавием: «Литературные очерки. Вып. I. Поэзiя скорби и гнЪва. Москва. 1890», а затем, сдав в течение зимы 1889—1890 г. магистерские испытания, — переехал в Петербург. Однако магистрироватъся Нестор Александрович вернулся в Москву, в родной университет, где после публичного диспута, состоявшегося 17 октября 1899 г. и заслужившего ему много лестных отзывов, — получил степень магистра истории всеобщей литературы за ставший вскоре широко известным труд «Мировая скорбь в конце прошлого и в начале нашего века»; проф. В. И. Герье, бывший одним из неофициальных оппонентов на этом диспуте, сказал, между прочий, что автор диссертации мог бы с таким же успехом получить и степень магистра всеобщей истории за свой труд, — настолько дельным был он признан для обеих научных дисциплин. Дальнейшую связь с Московским университетом Нестор Александрович сохранил только через числившееся при университете Общество любителей российской словесности, членом которого, сначала действительным (с 14 ноября 1902 г.), а затем и почетным (с 15 октября 1911 г.), он стал по избранию.

С переездом в 1890 г. в Петербург, сделавшийся с тех пор местом постоянного жительства и службы Нестора Александровича, он посвятил себя ученой и, наряду с нею, педагогической деятельности; вместе с тем он вошел в различные литературные круги столицы и скоро занял в них видное место. На первых порах задача была ему сильно облегчена А. Н. Пыпиным, в семье которого Нестор Александрович скоро стал своим человеком и где он впервые встретился со многими представителями науки и искусства, как, напр., с Н. П. Кондаковым, И. В. Ягичем, С. В. Ковалевской, В. С. Соловьевым, М. А. Балакиревым и др., а с некоторыми из них и сблизился. Нестор Александрович всегда с любовью вспоминал вечера, проведенные им у Пыпиных, дружеские и всегда интересные беседы с Александром Николаевичем, шумное веселье, которое подымалось в доме, когда там появлялся Вл. Соловьев, при неизменном участии М. Н. Чернышевского доброту и неподдельное радушие почтенных хозяев.

От Пыпина Нестор Александрович научился любить и понимать людей 60-х годов и их самоотверженное служение идее, и один из лучших трудов своих, «Канун освобождения», говорящий об этих людях, — посвятил «светлой памяти» Александра Николаевича Пыпина.

Рассказывая об интересных или веселых часах, проведенных им у Пыпиных, сам Нестор Александрович ни разу не упомянул о том двухлетнем курсе по истории немецкого романтизма периода Sturm und Drang’a, который он прочел кружку молодежи, друзей и подруг дочерей Александра Николаевича, у них на квартире, и который, по позднейшему признанию одного из бывших слушателей его, произвел огромное впечатление не только на молодежь, но и на старших, самим Александром Николаевичем, был признан явлением, выходящим из ряду обыкновенных. Кроме того, по совету Пыпина и под его дружескими ободрениями, Нестор Александрович начал свою первую книгу, сразу создавшую ему имя; это был известный труд о Лермонтове, законченный к 50-летию дня смерти поэта в 1891 г. С этих пор почти не проходило года, чтобы имя Нестора Александровича не появлялось на страницах журналов, в отдельных изданиях или даже в газетах под статьями на те или иные.

Педагогическую деятельность свою Нестор Александрович начал на Высших женских курсах (Бестужевских), куда летом 1892 г. был приглашен к чтению лекций по истории литературы Средних веков, в звании преподавателя. Звание это Нестор Александрович сохранял до 1898 г., возобновив занятия на Курсах, — на этот раз уже в звании профессора,—только в 1907 г.; впрочем, к чтению лекций Нестор Александрович приступил только в следующем, 1908—1909 учебном году, озаглавив свой курс: «История русской литературы в 50-е и 60-е годы XIX века», легший в основу его книги «Канун освобождения». Затем опять наступил перерыв на несколько лет, и новый курс: «Литературныя теченiя на ЗападЬ въ первой половинЪ XIX в.», послуживший основанием книги «Девятнадцатый вЪкъ», был прочитан только в 1914/1915 г.

В 1893 г. директор Александровского лицея предложил Нестору Александровичу баллотироваться в преподаватели Лицея по кафедре истории литературы, — штатную должность, занимавшуюся Нестором Александровичем вплоть до выбора его в ординарные академики. Но и оставив штатное место в Лицее, Нестор Александрович еще в продолжение ряда лет продолжал там свои чтения в качестве профессора «по вольному найму», удерживаемый просьбами персонала Лицея и собственными симпатиями к учреждению. Еще в 1899 г. он был избран членом Комитета Пушкинского Лицейского общества, косвенно немало поспособствовавшего пополнению Пушкинского Дома, так как собранный и основанный Лицейским обществом Пушкинский музей целиком влился после 1917 г. в Пушкинский Дом.

После Лицея последовали принятые Нестером Александровичем приглашения к педагогической деятельности и из других высших учебных заведений, как: Николаевская Академия Генерального штаба, Высшие курсы Лесгафта (Нестор Александрович прочел там только один курс в 1905 г. о культе Мадонны в Средние века и впоследствии любил подшучивать над тем, какую подходящую для времени и места тему он выбрал), Высшие историко-литературные курсы Раева и Александровская военно-юридическая Академия (с 1911 г.).

Из всех литературно-общественных организаций наиболее близким Нестору Александровичу и по своей традиции, и по своей идее, и по своему составу был Литературный фонд, отчасти перевоплотившийся своими обломками в Общество при доме литераторов, председателем коего Нестор Александрович был все недолгое время его существования (1919—1921). В члены Литературного Фонда Нестор Александрович вступил в апреле 1893 г.

Начиная с 1900 г. Нестор Александрович был неизменно, через каждые два года, выбираем Обществом русских драматических писателей и оперных композиторов в члены жюри по присуждению Грибоедовской премии Общества, для чего получал и просматривал немалое количество драматических произведений, на соискание премии представлявшихся; в благодарность за эти труды Общество прислало ему именной жетон. В том же 1900 г. директор императорских театров обратился к Нестору Александровичу с просьбой прочесть небольшой реферат перед одним из утренних спектаклей для учащейся молодежи в Михайловском театре, «объясняющий произведение, характеризующей эпоху и содержащий краткие биографические сведения об авторе», именно — о Бомарше, перед представлением его «Севильского цирюльника». Реферат был прочитан и напечатан в «Ежегоднике императорских театров». В 1908 г. Нестор Александрович был назначен членом СПб. Отделения театрально-литературного комитета, а 27 ноября того же года он получил приглашение занять вновь учреждавшуюся должность заведующего репертуаром драмы императорских театров и оставался в ней до 1917 г.

Связь Нестора Александровича с Академией наук завязалась еще в 1900 г., когда он, по приглашению председательствующего в Отделении русского языка и словесности А. Н. Веселовского, взял на себя рассмотрение сочинений К. К. Случевского, представленных на соискание Пушкинской премии; в 1903 г. он представил, ему же порученный, отзыв о труде Вл. Каренина о Жорж Санд, представленном на ту же премию; за этот отзыв, как и за предыдущий, Нестор Александрович получил золотую Пушкинскую медаль и после того, 23 сентября 1903 г., вошел, по приглашению того же Веселовского, в число членов Комиссии по присуждению Пушкинских премий. В 1904 г. Нестор Александрович был привлечен, по поручению в. к. Константина Константиновича, к участию в занятиях постоянной комиссии для пособия нуждающимся ученым, литераторам и публицистам, состоявшей при Академии наук, на правах сначала запасного, а потом — постоянного члена ее, а с 1910 г. — ее председателя, коим оставался до ликвидации Комиссии в 1920 г.

Наконец, 8 ноября 1906 г., по представлению А. Ф. Кони и с согласия бывшего президента Академии в. к. Константина Константиновича, Нестор Александрович был избран в почетные академики по Разряду изящной словесности при Отделении русского языка и словесности Академии наук. Первым выступлением его в новом звании была речь памяти гр. А. К. Толстого, произнесенная в публичном собрании Разряда 21 января 1907 г. и заслужившая ему Пушкинскую золотую медаль. Главной деятельностью Нестора Александровича по Разряду, кроме дальнейших неоднократных публичных выступлений в торжественных заседаниях его, было руководство предпринятым Разрядом изданием Библиотеки русских классиков, выпустившей при нем полные собрания сочинений: Кольцова, Лермонтова, Грибоедова и Боратынского. Для добывания средств на это издание ему приходилось по поручению Конференции Академии входить с ходатайством об отпуске нужных сумм к министрам народного просвещения и финансов и присутствовать при обсуждении этого вопроса в заседаниях Бюджетной комиссии Государственной Думы. Впоследствии, когда поднят был вопрос о ликвидации Разряда, Нестор Александрович усиленно хлопотал о передаче издания в ведение Пушкинского Дома, но довести дела до конца не успел. 1 февраля 1907 г. Нестор Александрович был избран в члены Комиссии по изданию сочинений Пушкина при II Отделении Академии Наук, в которой оставался, позже — в качестве председателя, до своей кончины.

14 Февраля 1909 г. состоялось в Конференции Академии избрание Нестора Александровича в ординарные академики по Отделению русского языка и словесности (Заседание предварительной выборной Комиссии от ОРЯС, в состав которой входили академики: А. А. Шахматов, Ф. Е. Корш, Ф. Ф. Фортунатов, В. И. Ламанский, В. М. Истрин и Н. П. Кондаков и в которой кандидатура Нестора Александровича была принята единогласно, — происходило 13 декабря 1908 г.), и 27 апреля он был утвержден в этой должности с переводом на службу в Министерство народного просвещения из ведомства учреждений императрицы Марии, в котором он числился по службе в Лицее. С новым избранием обязанности Нестора Александровича увеличились и усложнились. Помимо еще неоднократного рецензирования представляемых, на академические премии сочинений и кроме участия в упомянутых уже приакадемических организациях, — Нестору Александровичу приходилось в разных случаях являться представителем своего Отделения и Конференции и вне Академии. Так, в качестве члена Постоянной комиссии он вошел в состав Главного комитета колонии имени Пушкина в с. Михайловском и должен был ездить на заседания его в Псков; в июле 1914 г. он был избран Конференцией Академии, в качестве своего представителя, для поездки в Англию на предстоявшее в 1916 г. международное чествование памяти Шекспира; в революционные годы Нестор Александрович должен был представлять Академию в выборной коллегии Эрмитажа (1919 г.), в Совете Российской книжной палаты (начало 1920 г.), в Коллегии по избранию профессорского состава Факультета истории словесных искусств (конец 1920 г.) в Совете Музея ленинградских академических театров (с 31 марта 1925 г.) и многое другое. Отбыл свою повинность Нестор Александрович и в правлении Академии, куда он вошел членом от II Отделения 1914 г. на место умершего акад. Фортунатова (фактически он заменял Ф. Ф. Фортунатова в правлении уже с мая этого года), сначала временно, а затем на полное трехлетие — с 1 ноября 1914 г. по 1917 г. Другой очередной обязанностью было составление годовых отчетов о деятельности Отделения русского языка и словесности и чтение их в открытых годовых собраниях Академии: Нестором Александровичем отчеты были составлены за годы 1910—1915 и 1917.

Наряду с такими, чисто служебного характера обязанностями по Академии Нестор Александрович выполнял и иные, на себя добровольно наложенные. Так с началом войны летом 1914 г. он взялся за организацию лазарета для раненых солдат и вскоре открыл его в большом конференц-зале главного здания Академии наук на средства, собранные из добровольных отчислений служащих Академии. Таким же, не служебного характера делом был для него Пушкинский Дом, хотя возглавлял его Нестор Александрович в официально - служебном порядке, и не будет ошибкой сказать, что Дом этот был его любимым делом по Академии.

Незадолго до избрания Нестора Александровича ординарным академиком Конференцией, а именно — 9 января 1909 г. он получил от президента Академии приглашение принять на себя звание члена и участие в работе Комиссии по постройке памятника Пушкину в С.-Петербурге, а через полтора года, 10 июня 1910 г., акад. С. Ф. Ольденбург передал ему управление делами этой Комиссии и подведомственного ей Пушкинского Дома. Первой, поставленной себе Нестором Александровичем в этом деле задачей было сделать собранное до него небольшое, но и тогда уже весьма ценное научное имущество Дома достоянием широких по возможности кругов общества в размерах, какие допускались условиями размещения его в главном здании Академии. С этой целью Нестор Александрович вошел в Конференцию Академии с просьбой разрешить ему занять под Пушкинский Дом небольшие проходные залы и вестибюль в главном здании, и когда разрешение было получено и залы по его же ходатайству и по его указаниям отремонтированы, — он занялся размещением в них первых коллекций Дома, в добытых им для этого из разных мест шкафах и витринах. При этом он обогатил Дом очень ценным вкладом, передав ему всю свою личную, весьма обширную и с полным знанием дела подобранную библиотеку — русскую и иностранную, собственное собрание портретов русских и иностранных писателей и редкую коллекцию старинных рам для них, с большой любовью им в разное время собранных. Вместе с тем он обратил все свои усилия на пополнение и приведение в пригодный для выставки вид иконографического отдела Дома, нынешнего Музея, — совершенно правильно учитывая, что именно этот отдел может иметь наиболее широкое просветительное значение, как наиболее доступный большой публике, и создаст Дому известность и популярность, в которых он так нуждался, как в необходимом условии своего роста. Попутно Нестор Александрович везде, где возможно, знакомил общество с Пушкинским Домом, главным образом, конечно, литературную среду, и делал это с таким тактом и талантом, ему во всем присущими, что «имя Пушкинского Дома в Академии наук», начавшее от времени до времени появляться на страницах печати, — стало «звуком понятным, знакомым» и «не пустым для сердца», по словам покойного Блока, его в то раннее время посетившего. Появившийся в 1913 г. первый выпуск «Временника» Дома был встречен не как книга, говорившая о чем-то неведомом и непонятном, но как такая, к появлению которой были готовы, которую ожидали. В какой вид привел Нестор Александрович в то время Пушкинский Дом, — видно из приложенных к этому выпуску снимков. Весною следующего, 1914 г. Нестор Александрович задумал организовать в большом зале Академии ряд общедоступных лекций по русской литературе, с привлечением в качестве лекторов лиц с известными и популярными именами, что было важно для Пушкинского Дома во многих отношениях, и между прочим в чисто материальном, так как Дом крайне нуждался в средствах. Осуществить удалось только одну лекцию почетного академика Д. Н. Овсянико-Куликовского, так как начавшаяся вслед за тем война и отведение большого зала под лазарет — убили как это начинание, так и многое другое, что было задумано Нестором Александровичем в интересах Дома.

На этом мы закончим обзор деятельности Нестора Александровича в Пушкинском Доме. Говорить об ней дальше, — значит шаг за шагом излагать историю учреждения, так как ни одно более или менее крупное событие в Доме не обходилось без деятельного участия Нестора Александровича. Приняв на себя управление делами Пушкинского Дома in spe, он привел его в состояние Пушкинского Дома in actu. Нестор Александрович настолько заполнял собою и праздничную, и будничную жизнь Дома, настолько неразрывно связал себя с нею с первых шагов своих в этом, когда-то маленьком и мало кому известном учреждении, что, говоря о Пушкинском Доме, нельзя не говорить о Несторе Александровиче как о его создателе в том виде, в каком Дом существует в настоящее время. Не явись в свое время на помощь Дому незаурядная личность покойного, его крупное имя и личная популярность во всех слоях интеллигентного мира, а как причина всего этого — его светлый ум, широта взгляда на жизнь и на всякое дело, его мудрая тактика во всевозможных сложных и запутанных обстоятельствах, неизбежных при каждом большом начинании, и чарующая манера общения с людьми, — жизнь Пушкинского Дома потекла бы наверное иным путем и значительно более медленным темпом; он занял бы вероятно со временем весьма почтенное место в ряду других научных учреждений страны, но вряд ли вышел бы из пределов богатого литературного архива, созданного больше для строгой науки и ее скромных тружеников, чем для общего воспитательного и просветительного дела народной культуры. Для последнего нужно было появление во главе Дома такого лица, которое способно было бы не только подсказать учреждению подобную идею и горячо приняться за ее осуществление, но и — что гораздо важнее — подкрепить ее на первых порах своим именем и личным авторитетом. Пушкинский Дом нуждался в сочувствии не столько ближайших ученых и административных центров, от которых зависел, так как оно было ему наперед обеспечено, сколько в сочувствии общества и прессы, могших придти ему на помощь своим участием и вкладами. Отдавшись этому нарождающемуся учреждению со всей любовью и большим интересом к нему, — Нестор Александрович приобрел ему и то и другое. Высокий учено-литературный престиж Нестора Александровича в обществе, доверие, постоянно оказываемое ему Конференцией Академии Наук и прежним президентом Академии, обширные личные связи в официальном и неофициальном мире столицы и личное обаяние — немало содействовали ему в осуществлении трудной задачи. Почти все шаги его — для получения ли сумм на текущие расходы, какого-нибудь правительственного разрешения, ассигнования из Государственного казначейства на приобретение коллекций, устройство публичных лекций, выпуск издания, организация выставки, привлечение обильных пожертвований во все отделы Дома и тому подобное — почти все такого рода шаги встречались сочувственно и увенчивались обыкновенно успехом. И если при всем этом сам Нестор Александрович при жизни не любил выставлять себя без нужды для дела вперед, если он всегда стремился и умел затушевывать себя и не хотел признавать всего значения своего для Дома, как — сначала управляющего делами его, а затем директора, если он отказывался от имени главного осуществителя идеи Пушкинского Дома и приписывал все заслуги другим, снимая с себя, как он шутливо говаривал, «всякую вину за успехи Пушкинского Дома» и уверяя, что он занимается только монтировкой портретов и «физическим трудом», — мы, его ближайшие друзья и сотрудники, должны сказать иное. Мы знаем, что «физический труд» Нестора Александровича был на самом деле только трогательной подробностью в общей громадной работе его по Дому, для нас бесконечно дорогой, потому что она особенно сближала нас с ним и привязывала к нему. Мы дорожили этими часами непоказной совместной работы с ним, потому что такой — если можно так выразиться — «будничный» Нестор Александрович был подлинно наш, каким знали его немногие, кроме нас; но эта сторона не затушевывала в нашем сознании подлинного, большого, незаменимого для нашего дела директора, каким был Нестор Александрович.
Нестор Александрович скончался 12 мая 1925 г.

Е. Казанович.
По изд.: Памяти Н. А. Котляревского.
Л., 1926. С. 35-53
(в сокращении)


По изд.: Памяти Н. А. Котляревского. Л., 1926. С. 7-29

 

1. Е. de Laveley. Образование народных эпопей и происхождение песни о Нибелунгах / Пер. с франц. Н. К.<отляревского>. Воронеж, 1884. С. II, 76. (Отд. отт. из «Филолог. зап.»).
2. Очерки новейшей русской литературы. I: Поэзия гнева и скорби. М., 1890. С. 52.
3. Отрывок из неоконченного разговора. Z. Z. // В память С. А. Юрьева: Сб., изданный друзьями покойного. М., 1891. С. 215-220.
4. Михаил Юрьевич Лермонтов. Личность поэта и его произведения. Опыт историко-литературной оценки. СПб., 1891. С. IV, 295.
5. Несколько отрывков из неизданной переписки Белинского: (По материалам, сообщенным А. Н. Пыпиным) // Помощь голодающим: Науч.-лит. сб. М., 1892. С. 420-439.
6. История романтического настроения в Европе XIX века. Романтическое настроение во Франции. Ч. I-II. Чтения Н. Котляревского. 1892-1893. Т. I. XXIII, 266 с.; Т. II, 325, II с. [Литографированный курс. СПб., б.г.].
7. Памяти Е. А. Баратынского // Вестник Европы. 1895. Июль. С. 177-217.
8. Наше недавнее прошлое // Вестник Европы. 1896. Май. С. 5-27.
9. История новой русской литературы от Гоголя до наших дней: Лекции, читанные в Императорском Александровском Лицее Н. Котляревским. СПб., 1897. Вып. 1. II, 220, III с.
10. В. Г. Белинский. Избранные сочинения. В 2-х т. / Предисл. и вступ. ст. Н. Котляревского. СПб.: изд. О. Н. Поповой, 1898. Т. I. II, 76, 828, V с.; Т. II. 922, III с.
11. Мировая скорбь в конце прошлого и в начале нашего века. Ее основные этические и социальные мотивы и их отражение в художественном творчестве. СПб., 1898. XXX, 360, I с.
12. Л. Н. Толстой. (Речь, сказанная на акте СПб. высш. женск. курсов 21-го ноября 1898 г.). СПб.: Космополис, 1898. Декабрь. С. 196-204.
13. Разбор «Сочинений К. К. Случевского», представленных на соискание Пушкинской премии в 1898 г. // Присуждение Пушкинских премий в 1899 г. С. 52-81.
14. Воспоминания о Василии Петровиче Преображенском // Вопросы Философии и Психологии. Год XI (1900). Кн. 54 (IV). С. 501-538.
15. Литературная деятельность декабристов. I. Вильгельм Карлович Кюхельбекер // Русское богатство. 1901. Март. С. 110-137; Апрель, С. 47-87.
16. «Севильский Цирюльник», Бомарше // Ежегодник Императорских Театров. 1900-1901. C. 10-19. (Приложение 3-е).
17. Литературная деятельность декабристов. II. Князь Александр Иванович Одоевский // Русское богатство. 1901. Сентябрь. С. 96-129.
18. Сочинения К. К. Случевского. В 6-ти т. СПб. 1898. (Отдельный оттиск из Отчета о XIII присуждении Пушкинских премий). СПб., 1902. С. 1-30.
19. Историческое значение поэзии гр. А. К. Толстого // Под знаменем науки: Юбилейный сб. в честь Н. И. Стороженка, изданный его учениками и почитателями. М., 1902. С. 582-604.
20. Николай Васильевич Гоголь. 1829-1842 гг. // Мир Божий. 1902. Январь. С. 1-25; Февраль. С. 228-264; Март. С. 229-261; Апрель. С. 165-194; Июнь. С. 105-146; Август. С. 139; Сентябрь. С. 148-185; Октябрь. С. 165-202; Ноябрь. С. 193-233; декабрь. С. 88-116.
21. Литературная деятельность декабристов. III. Александр Александрович Бестужев-Марлинский // Русское Богатство. 1902. Май. С. 42-99; Август. С. 186-225; Декабрь. С. 65-103.
22. Трилогия гр. А. К. Толстого, как национальная трагедия // Вестник Европы. 1902. Октябрь. С. 697-712.
23. Поэма Гоголя «Мертвые души» и современная ей русская повесть // Мир Божий. 1903. Февраль. С. 155-183; Март. С. 210-232.
24. Николаи Васильевич Гоголь. 1829-1842. Очерк из истории русской повести и драмы. СПб., 1903. С. XVII, 438, I.
25. Разбор сочинения: «Владимир Карелии. Жорж Санд. Ее жизнь и произведения. 1804—1838, CII6. 1899», представленного на соискание Пушкинской премии в 1902 г. // Присуждение Пушкинской премии в 1903 г. С. 92-120.
26. Иван Сергеевич Тургенев и его «Записки Охотника». В память двадцатилетия со дня его кончины // Детский отдых. 1903. декабрь. С. 11-39.
27. Литературная деятельность декабристов. IV. Александр Александрович Бестужев-Марлинский как публицист и критик // Русское богатство. 1904. январь. С. 219-246; февраль. С. 114-140.
28. Исторические мотивы в стихотворениях гр. А. К. Толстого // Мир Божий. 1904. февраль. С. 174-195.
29. И. 3. Суриков и С. Д. Дрожжин. Поэты-самоучки из крестьян // Детский отдых. 1904. Май. С. 4-28.
30. Князь Владимир Федорович Одоевский, автор «Русских ночей» // Изв. Отд. рус. яз. и словесности Императ. Акад. Наук. Т. IX. Кн. 2. С. 162-176.
31. То же. Отд. оттиск. СПб., 1904. С. 15.
32. Литературная деятельность декабристов. V. Кондратий Федорович Рылеев // Русское Богатство. 1904. Август. С. 26-64; Сентябрь. С. 94-137.
33. Владимир Каренин. Жорж Санд. Ее жизнь и произведения. 1804-1838. СПб., 1899 г. // Отдельный оттиск из отчета о XV присуждении Пушкинских премий. СПб., 1905. С. 1-29.
34. Манфред // Байрон. Полное собрание сочинений. Т. II. СПб., 1905. С. 39-48. (Б-ка великих писателей).
35. Сергей Калитин. Из детских воспоминаний. I. Иван Семенович. // Детский отдых. 1905. февраль. С. 3-42.
36. Михаил Юрьевич Лермонтов. Личность поэта и его произведения. Изд. 2-е, испр. СПб., 1905. С. 1-313.
37. Литературная деятельность декабристов. V. Кондратий Федорович Рылеев. Последние годы // Русское Богатство. 1905. июль. С. 44-82.
38. Фридрих Шиллер (1805—1905) // Детский отдых.1905. октябрь. С. 3-21.
39. Василий Андреевич Жуковский // Детский отдых. 1905. ноябрь. С. 100-116; декабрь. С. 73-87.
40. Кондратий Федорович Рылеев. // Полярная Звезда. 1906. №°7 (27 января). С. 466-480.
41. Байронизм в его историческом развитии и значении // Байрон. Т. III. СПб., 1906. С. 590-616. (Б-ка великих писателей).
42. Трагизм переживаемого момента // Страна. 1906. 24 Февраля. №°5.
43. У свежей могилы // Страна. 1906. 8 марта. №°15.
44. Неучтенная сила // Страна. 1906. 22 марта. №°27.
45. Праздник прощания // Страна. 1906. 2 апреля. №°37.
46. Падение курса // Страна. 1906. 9 апреля. №є42.
47. Свободный пост // Страна. 1906. 29 апреля. №є59.
48. Гр. Алексей Толстой как сатирик // Вестник Европы. 1906. июль. С. 5-48.
49. Пушкин и Д. В. Веневитинов // Журнал мин. народ. просвещ. 1906. Июль. С. 1-42.
50. Святая Русь. I. // Равенство. 1906. 18 июля. №°1.
51. Святая Русь. [Не пропущено цензурой].
52. На прощание ив привет. (6августа 1906 г.). Н. К. // Страна. 1906. 6 августа. №°127.
53. In memoriam // Страна. 1906. 13 августа. №°133.
54 «Нигилистка». [О романе С. В. Ковалевской] // Страна. 1906. 3 сентября. №°151.
55. В сумерках. I. // Страна. 1906. 30 сентября. №°174.
56. Литературные новинки на Западе // Страна. 1906. 10 октября. №°182.
57. В сумерках. П. // Страна. 1906. 18 октября. №°189.
58. Памяти В. Д. Спасовича // Страна. 1906. 19 октября. №°190.
59. Литературные новинки на Западе // Страна. 1906. 25 октября. №°195.
60. В сумерках. III. // Страна. 1906. 10 ноября. №°209.
61. Богатое наследство // Страна. 1906. 29 ноября. №°225.
62. Многие лета // Страна. 1906. 5 декабря. №°230.
63. В сумерках. IV. // Страна. 1906. 10 декабря. №°235.
64. Лев Толстой о нашей революции // Страна. 1906. 16 декабря. №°240.
65. В сумерках. V. // Страна. 1906. 23 декабря. №°246.
66. Библиография [рецензия на полный перевод Дон-Кихота, без подп.] // Страна. 1906. 30 декабря. №°251.
67. Декабристы. Кн. А. И. Одоевский и А. А. Бестужев-Марлинский. Их жизнь и литературная деятельность. СПб., 1907. С. VI, 439.
68. В Академии Наук // Телеграф. 1907. 23 января. №°3.
69. Константину Константиновичу Арсеньеву // Телеграф 1907. 24 января. №°4.
70. 28 января 1904 г. // Телеграф. 1907. 28 января. №°8.
71. Из жития Св. Апостола Андрея Первозванного: (Переложение старого апокрифа) // Тропинка. 1907. №°2. С. 53—65; №°3. С. 95—101.
72. В Академии Наук // Телеграф. 1907. 6 Февраля. №°15.
73. К закрытию выставки М. В. Нестерова. // Телеграф. 1907. 8 Февраля. №°17.
74. Старинные портреты: Е. А. Баратынский, Д. В. Веневитинов, кн. В. Ф. Одоевский, В. Г. Белинский, И. С. Тургенев, гр. А. К. Толстой. СПб., 1907. С. VII, 457.
75. Избранные сочинения В. Г. Белинского. В 2-х т. / Вступ. ст. Н. Котляревского. Изд. 2-е. О. Н. Поповой. СПб., 1907. Т. I. С. XLVI, 828, V; Т. II. С. 916, III.
76. Литературные беседы. I. Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 15 июня. №°138.
77. Литературные беседы. II. Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 23 июня. №°145.
78. Литературные беседы. III. (Повесть в пятнадцать листов). Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 6 июля. №°156.
79. Литературные беседы. Последние реалисты. Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 23 августа. №°195.
80. Глас вопиющего. 1852—1907 // Голос Москвы. 1907. 7 сентября. №°208.
81. Литературные беседы. V. Новое искусство. Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 23 сентября. №°220.
82. Литературные беседы: Литература и революция. Старый профессор // Голос Москвы. 1907. 17 октября. №°240.
83. Литературные направления Александровской эпохи. СПб., 1907. XI, 276 с. (Б-ка Светоча / Под ред. С. А. Венгерова. №№°71—75).
84. Памяти Владимира Васильевича Стасова. (умер 10 октября 1906 года) // Моск. еженедельник. 1907. №°45. С. 55—63.
85. Гергарт Гауптман. Этюд // Полное собрание сочинений Гергардта Гауптмана. Т. I. СПб.: Изд. т-ва А. Ф. Маркс, 1908. С. 3—26. (Прил. к журн. Нива на 1908 г.).
86. Кружок имени А. И. Герцена // Слово. 1908. 15 января. №°354.
87. К предстоящему юбилею // Слово. 1908. 10 Февраля. №°377.
88. Надо думать, какое-нибудь недоразумение // Слово. 1908. 16 февраля. №°382.
89. В кресле рецензента. I. Сергей Калитин // Слово. 1908. 26 Февраля. №°390.
90. День перемирия // Слово. 1908. 29 февраля. №°393.
91. Н. М. Гутьяр. Иван Сергеевич Тургенев, Юрьев. 1907 // Журнал Мин. народ. просвещ. 1908. Март. Отд. 2. С. 174—181 [Рец.].
92. В кресле рецензента. II. Сергей Калитин // Слово. 1908. 4 марта. №°396.
93. Немецкий профессор о призвании славянства. Н. К. // Слово. 1908. 9 марта. №°401.
94. В кресле рецензента. III. Сергей Калитин // Слово. 1908. 18 марта. №°408.
95. В кресле рецензента. IV. Сергеи Калитин // Слово 1908. 25 марта. №°414.
96. Запаздывающее правосудие // Слово. 1908. 30 марта. №°419.
97. В кресле рецензента. V. Сергей Калитин // Слово. 1908. 8 апреля. №°426.
98. Рылеев. СПб., 1908. II, 213, II с. (Б-ка Светоча / Под ред. С. А. Венгерова. №№°81—85).
99. Николай Васильевич Гоголь. 1829—1842. Очерк из истории русской повести и драмы. Изд. 2-е, испр. СПб., 1908. XV, 580 с. [Увенчано премиею им. Л. И. Поливанова при ист. фил. фак-те Моск. ун-та].
100. Новые странички из воспоминании А. Ф. Кони // Вестн. Европы. 1908. май. С. 431—436.
101. Graf Leo Tolstoi. Zu seinem achtzigsten Geburtstage. Von Nestor Alexandrovic Kotljarewski... // Internationale Wochenscbrift fьr Wissenschaft, Kunst und Technik. 1908. №°18. 2 Mai.
102. Политические сочинения М. П. Драгоманова // Слово 1908. 11 мая. №°454.
103. Памяти Алексея Михайловича Жемчужникова // Вестн. Европы 1908. июнь. С. 514—538.
104. Братья Разбойники // Пушкин. СПб., 1908. Т. II. С. 122—126. (Б-ка великих писателей).
105. Пушкин в Александровскую эпоху // Пушкин. СПб., 1908. Т. II. С. 465—486. (Б-ка великих писателей).
106. Иван Сергеевич Тургенев для детей / Под ред. Н. Котляревского. СПб., 1908. ХХШ, 298 с. [Вступ. ст., без загл.: V—VI и VII—XXIII с.].
107. Тургенев и наше время // Слово. 1908. 22 августа. №°542.
108. Памяти Алексея Николаевича Плещеева // Слово. 1908. 26 сентября. №°572.
109. А. С. Хомяков как поэт // Русская мысль. 1908. Октябрь. С. 1—21.
110. В «Разряде изящной словесности» // Слово. 1908. 14 октября. №°589.
111. «Вестник Европы» // Слово. 1908. 23 октября. №°598.
112. В «Разряде изящной словесности» // Слово. 1908. 11 ноября. №°617.
113. «Дни нашей жизни» Л. Андреева // Слово. 1908. 3 декабря. №°639.
114. А. С. Хомяков как поэт // Русская классная библиотека А. Н. Чудинова. Вып. XXXIX: А. С. Хомяков. СПб., 1909. С. 75-99.
115. Последняя вспышка бодрящего смеха // Слово. 1909. 20 марта. (Бесплатное прилож. к №°742).
116. Einfьhrung. Nestor Kotljarewski. [Nikolaus Gogol. Die Abеnteuer Tschitschikows oder die toten Seelen. Uebertragen. von Otto Buck. Band 1. Mьnchen und Leipzig, bei Georg Mьller. 1909, s. XT—XXXXII].
117. Памяти Петра Великого. (Речь, сказанная в заседании Императорского Русского военно-исторического Общества 27 июня 1909 г.). // Слово. 1909. 30 июня. №°842.
118. Петр Исаевич Вейнберг. Речь, сказанная 8-го ноября 1909 г., во время празднования 50-летнего юбилея лит. фонда. // Юбилейный сб. Лит. фонда. 1859—1909. СПб., 1909. С. 429—432.
119. Каменный гость // Пушкин. СПб., 1909. Т. III. С. 135—146. (Б-ка великих писателей).
120. Михаил Юрьевич Лермонтов. Личность поэта и его произведения. 3-е, испр. и доп. изд. СПб., 1909. 333 с.
121. Ученические спектакли в Императорском Михайловском театре. // Ежегодник Императорских театров. 1909. Вып. IV. С. 103—107.
122. Мировая скорбь в конце XVIII и в начале XIX века. Ее основные этические и социальные мотивы и их отражение в художественном творчестве. 2-е, испр. изд. СПб., 1910. XXIV, 408 с.
123. К 50-летию лит. фонда. Две поминки. I. Иван Сергеевич Тургенев. II. Петр Исаевич Вейнберг. // Вестник Европы. 1910. Январь. С. 248—258.
124. Николай Алексеевич Некрасов / Рис. П. Д. Шмарова. СПб., 1910. С. 58. (Изд. СПб. Общ-ва грамотности. №°57). [Написано в 1904 г.].
125. Очерки из истории общественного настроения в России в шестидесятых годах прошлого века. Шестидесятые годы в освещении нашего времени // Вестник Европы. 1910. Август. С. 190—212; Октябрь. С. 111—136.
126. Еще о бумагах Грибоедова: (Письмо в редакцию) / Предс. комиссии Н. А. Котляревский // Русские ведомости. 1910. 21 сентября. №°216. С. 3.
127. Очерки из истории общественного настроения в шестидесятых годах. Радикалы и их вожди // Вестник Европы. 1910. Ноябрь. С. 158—176.
128. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Тактика отрицания и созданная ею трудность положения // Вестник Европы. 1910. Декабрь. С. 245—260.
129. [Некролог Д. Н. Толстого] // Отчет о деятельности Отделения русского языка и словесности Императорской Академии Наук за 1910 год, составленный академиком Н. А. Котляревским. СПб., 1910. С. 29—46.
130. Николай Васильевич Гоголь. 1829—1842. Очерк из истории русской повести и драмы. 3-е изд. СПб., 1911. XV, 580 с.
131. Предисловие // Живое слово. Хрестоматия. 3 тома. СПб. 1911.
132. Из истории общественного настроения шестидесятых годов. Молодое поколение на рубеже новой эры // Вестник Европы. 1911. Апрель. С. 241—261.
133. Из истории общественного настроения шестидесятых годов. «Колокол». 1857—1861 // Вестник Европы. 1911. Июнь. С. 59—84; Июль. С. 143—173.
134. Из истории общественного настроения шестидесятых годов: Николай Александрович Добролюбов. Его личность // Вестник Европы. 1911. Ноябрь. С. 202—229.
135. Добролюбов для школы. 1861—1911 / Вступ. ст. Н. Котляревского [(От редактора). Н. К. и Основная мысль критических статей Добролюбова. I и I—XXXIV с.]. СПб.: Издательство О.Н. Поповой, 1911.  I, XXXIV, 681 с.
136. Из истории общественного настроения шестидесятых годов. Николай Александрович Добролюбов. Его программа // Вестник Европы. 1911. Декабрь. С. 248-285.
137. Некролог В. О. Ключевского «Отчет о деятельности Отделения Русского языка и словесности Императорской Академии Наук за 1911 год, составленный академиком Н. А. Котляревским». С. 30—34.
138. Отзыв о сочинении М. О. Гершензона: «П. Я. Чаадаев. Жизнь и мышление», СПб. 1908, составленный академиком Н. А. Котляревским «Сборник отчетов о премиях и наградах, присуждаемых Императорскою Академиею Наук». СПб., 1912 (за 1909 год). С. 369—379.
139. Михаил Юрьевич Лермонтов. Личность поэта и его произведения. Четвертое, испр. и доп. изд. СПб., 1912. VII. 346, 1 с.
140. Страничка из старой долговой книги // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1912. 12 января.
141. Первый разговор России с Западом на общекультурную тему // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1912. 25 марта.
142. Лицейская старина. (Д. Ф. Кобеко, «Императорский Царскосельский Лицей. Наставники и питомцы. 1811—1843») // Вестник Европы». 1912. Май. С. 181—192.
143. Отзыв о сочинении Н. Н. Платоновой: «Кохановская (Н. С. Соханская). 1824—1884. Биографический очерк», СПб. 1909, составленный академиком Н. А. Котляревским. СПб., 1912. С. 9. (Отд. оттиск из «Сборника отчетов о премиях и наградах за 1910 г.». С. 122—130).
144. Странности большого таланта. (К столетию со дня рождения И. А. Гончарова) // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1912. 6 июня.
145. О современном репертуаре // Биржевые ведомости. Вечерний вып. 1912. 3 и 5 ноября.
146. Из истории общественного настроения шестидесятых годов. Н. Г. Чернышевский, как новый тип общественного деятеля // Вестник Европы. 1912. Ноябрь. С. 268—294.
147. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Н. Г. Чернышевский и новая вера в Философском одеянии // Вестник Европы. 1912. Декабрь. С. 229—256.
148. Литературные направления Александровской эпохи. Пособие для приступающих к изучению русской изящной словесности XIX века. 2-е, перераб. изд. СПб., 1913. С. 407.
149. [Романовский юбилей в Александринке] (Заглавие дано редакцией). (Беседа с начальником репертуара, академиком Н. А. Котляревским) // Биржевые ведомости. Вечерний вып. 1913. 4 Февраля.
150. Е. Duchesne. M. I. Lermontov. Sa vie et ses oeuvres, Paris. 1910 // Вестник Европы. 1913. Март. [Рецензия] // Лит. обозрение. С. 365—369.
151. К вопросу о реформе средней школы // Школа и жизнь. 1913. 8 апреля. Понедельник.
152. Записка о литературных трудах Дмитрия Сергеевича Мережковского. Ординарный и почетный академик Императорской Академии Наук Нестор Котляревский. 1913. Май. [В Комитет по присуждению премии Нобеля. Не напечатана].
153. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Н. Г. Чернышевский. Его взгляд на соотношение общественных сил, двигающих прогрессом // Вестник Европы. 1913. Июнь. С. 95—126.
154. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Н. Г. Чернышевский. Оценка общественного положения 1855—1861 годов в России // Вестник Европы. 1913. Октябрь. С. 73—113.
155. Н. А. Котляревский о пьесе Л. Андреева // Биржевые ведомости. Вечерний вып. 1913. 14 октября. №°13802.
156. Академическая премия за драматические произведения // Биржевые Ведомости. Вечерний вып. 1913. 27 декабря. №°13924.
157. Временник Пушкинского Дома. 1913. (Вступ. ст.).СПб. V—VII с.
158. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Женский вопрос в его первой постановке // Вестник Европы. 1914. Февраль. С. 225—252.
159. Вильгельм Карлович фон Кюхельбекер. (1797—1846) // Пушкин. Т. VI. С. 266—279. (Б-ка Великих Писателей).
160. Очерки из истории общественного настроения шестидесятых годов. Иностранная книга в руках молодого человека 1855—1861 годов // Вестник Европы. 1904. Апрель. С. 161—186.
161. Весенний Праздник. Набросок Нестора Александровича Котляревского // Раз в год. 1914. №°1.
162. Одинокая сила. (М. Е. Салтыков) // Русские ведомости. 1914. 27 апреля.
163. Памяти М. Е. Салтыкова // Вестник Европы. 1914. Май. С. 254—263.
164. Мировая скорбь в конце XVIII и в начале XIX века. Ее основные и социальные мотивы и их отражение в художественном творчестве. 3-е, испр. изд. СПб., 1914. XXIV, 404, 1 с.
165. Очерки из истории общественного настроения в шестидесятых годах. Изящная словесность 1855—1861 годов и молодой читатель // Вестник Европы. 1914. Сентябрь. С. 159—189.
166. Виктор Гюго — драматург и судьбы романтической драмы // История Западной Литературы (1800—1910) / Под ред. Ф. Д. Батюшкова. 1914. Т. III. С. 7—35.
167. Кончина властной идеи // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1914. 2 ноября.
168. Очерки из истории общественного настроения в шестидесятых годах. Два литературных портрета, в которых молодежь 1855—1861 годов себя не узнала. Молотов и Базаров // Вестник Европы. 1914. Ноябрь. С. 171—202.
169. Героизм жертвы и военного подвига // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1914. 30 ноября.
170. Очерки из истории общественного настроения в шестидесятых годах. Канун освобождения // Вестник Европы. 1914. Декабрь. С. 238—249.
171. В. О. Ключевский в воспоминаниях одной из его слушательниц // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1914. 31 декабря.
172. Временник Пушкинского Дома. (Предисл. без загл.). Петроград, 1914.  V—VIII с.
173. Николай Васильевич Гоголь. 1829—1842. Очерк из истории русской повести и драмы. 4-е, испр. изд. Петроград, 1915. XV, 572 с.
174. Curriculum vitae и список главнейших трудов: Императорская Академия Наук. 1889—1914. III. Материалы для биографического словаря действительных членов Императорской Академии Наук. Часть первая. А—Л. Петроград, 1915. С. 361—364.
175. Императорская Академия Наук в Царствование Императора Николая II. Петроград, 1915. С. 13.
176. Михаил Юрьевич Лермонтов. Личность поэта и его произведения. 5-е, испр. и доп. изд. Петроград, 1915. VII, 435 с.
177. Кризис культа силы // Бюллетени литературы и жизни. 1915. Февраль. №°12. С. 680. [Перепечатка из «Биржевых Ведомостей»].
178. Жизнь поэта и его думы о жизни // Лермонтов. Петроград: Изд. Петроградской Городской Думы. 1915. 331, XXXVI с. III—XXX с.
179. Отзыв о сочинении Н. К. Козмина: «Н. И. Надеждин, жизнь и научно-литературная деятельность. 1804—1836», СПб. 1912, составленный академиком Н. А. Котляревским. Петроград, 1915. С. 33—39. (Отд. оттиск из «Отчета о пятнадцатом присуждении премий митрополита Макария»).
180. Женщина шестидесятых годов. (Речь, произнесенная на вечере в память А. П. Философовой 17 марта 1913 г.) // Сб. памяти Анны Павловны Философовой. Петроград, 1915. С. 71—81.
181. Первая дружба с писателем. (Страничка из воспоминаний) // Вестник Европы. 1915. Декабрь. С. 150—161.
182. Памяти К. Р.: Отчет о деятельности Императорской Академии Наук по Отделению Русского языка и словесности за 1915 год. С. 33—44. (Отд. оттиск. С. 1—12).
183. Канун освобождения. 1855—1861. Из жизни идей и настроений в радикальных кругах того времени. Петроград, 1916. XII, 560 с.
184. Мечь и лира // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1916. 14 января. №°15322.
185. В ожидании воскресенья. (К сбору в помощь Сербии) // Биржевые ведомости. Утренний вып. 1916. 29 февраля. №°15412.
186. Недавние порядки Александрийской сцены. Беседа с Н. А. Котляревским // Биржевые ведомости. Вечерний вып. 1916. 27 апреля. №°15526.
187. Шекспир и старая Россия. (1616—1916) // Вестник Европы. 1916. Май, С. 23—31.
188. То же в англ. пер. в кн.: The soul of Russia. London, 1916. Р. 102—109.
189. О портрете Пушкина работы Кипренского // Петроградский листок. 1916. 19 июля. №°196.
190. Заброшенные могилы // Петроградский листок. 1916. 27 июля. №°204.
191. Пушкинский Дом при Императорской Академии Наук // Невский альманах. Вып. 2-й: «Из прошлого» (писатели, художники, артисты). Жертвам войны. Петроград, 1917. С. 6—7.
192. Из собраний Пушкинского Дома при Императорской Академии Наук. Ред. // Вестник Европы. 1917. Январь. С. 59—60.
193. Литературные направления Александровской эпохи. Пособие для приступающих к изучению русской изящной словесности XIX века. 3-е изд., без перемен. Петроград, 1917. С. 405.
194. «Христолюбивое воинство» // Увечным воинам. 1917. 19 февраля.
195. Народ и высшие культурные ценности. Петроград: Изд-во Свет и свобода, 1917. С. 16.
196. Введение к книге И. Г. Пехлеванова: «Пособие по воспитанию и обучению бойца и войск». Петербург, 1917—1918. С. 1—38.
197. Наша изящная словесность второй половины XIX века в школьном истолковании // Ежемесячный журнал. 1918. №°1 (январь). С. 1—8; №°2 (февраль-март). С. 1—18.
198. Lux aeterna. Ред. (Заметка памяти Л. 3. Слонимского) // Вестник Европы. 1918. Январь-апрель. С. 324—325.
199. О нем — наше первое слово // Ирида. 1918. Понедельник. 3 июня (21 мая). №°1. С. 3—4. [О Пушкине].
200. А. Н. Пыпин. Общественное движение в России при Александре I / Предисл. Н. А. Котляревского. Изд. 5-е. Петроград: Изд-во Огни, 1918. V—VIII с.).
201. Наше недавнее прошлое в истолковании художников слова. Опыт школьного изложения истории русской словесности за вторую половину XIX века. Петербург, 1919. С. 240.
202. Девятнадцатый век. Отражение его основных мыслей и настроений в словесном художественном творчестве на Западе. Петербург: Изд-во Наука и школа, 1921. VIII, 298 с.
203. [«Заключительное слово» в торжественном собрании представителей литературных организаций в день смерти Пушкина 11 Февраля 1921 года, произнесенное Н. А. Котляревским] // Вестник лит. 1921. III (XXVII). 19 с.
204. Тихая ночь. (Памяти Ф. М. Достоевского) // Начала. Петербург, 1921. №°1. С. 15—33.
205. Вожди русской общественной мысли (Вступ. ст.) // А. Гизетти. Светлый духом. (В. Г. Короленко). Критико-биографический очерк. Изд. 1, 2 и 3-е, испр. Петроград: Изд-во С. Нонина, 1921, 1922. Вып. №°1. С. 6—8.
206. Народная поэма и ее герой // Вестник Дома Литераторов. 1921. 5 декабря. №°3.
207. Памяти Д. Н. Овсянико-Куликовского. (Заседание Дома Литераторов 10 мая 1921 г.); вступ. слово Нестора Котляревского // Начала. Петербург, 1922. №°2. С. 5—6.
208. Е. М. Браудо. Э.Т.А. Гофман. Очерк. Изд. «Парфенон», СПб. 1922.—Э. Гофман. Музыкальные новеллы. Перевод П. О. Морозова. Ред. и предисловие Е. М. Браудо. Пг., МСМХХП // Литературные Записки. 1922. III. С. 17—18. [Рецензия].
209. Пушкин и Россия. Речь, сказанная в Доме литераторов на торжественном заседании 11-го февраля (29-го января) 1922 г. Петербург: Изд. Пушкинского Дома, 1922. С. 22.
210. Предисловие к альманаху Пушкинского Дома «Радуга». Петербург: Кооперат. изд-во литераторов и ученых, 1922. VII—VIII с.
211. Кюхельбекер. Исповедь перед причастием // Радуга, альманах Пушкинского Дома. Петербург, 1922. С. 88—106.
212. Некрасов // Некрасов. Неизданные стихотворения, варианты и письма. Из рукописных собрании Пушкинского Дома при Российской Академии Наук. Петроград: Изд-во М. и С. Сабашниковых, 1922. С. 5—59.
213. Вожди Русской Общественной Мысли» (предисл.) // И. Андронов. Николай Платонович Огарев. Очерк жизни и творчества с приложением избранных произведений. Петроград: Изд-во С. Нонина, 1922. Вып. №°4. С. 3—11.
214. Холмы родины. Берлин: Изд-во Обелиск, 1922. С. 253.
215. К вопросу о чистоте языка. // Правда. 1924.
216. Столетний юбилей Малого театра // Вестник знания. 1925. №°1. С. 47—54.
217. От Пушкинского Дома // Декабристы. Неизданные материалы и статьи.: Тр. Пушкинского Дома при Рос. Академ. Наук / Под ред. Б. Л. Модзалевского и Ю. Г. Оксмана. М., 1925. IX—XII с.
218. Пушкин как историческая личность. Берлин: Изд-во Научая мысль, 1925. С. 259.

Кроме того, Н. А. Котляревским были составлены:
Литературный отдел «Программы чтения для самообразования» (совместно с С. А. Венгеровым), 1905 г.
Отчеты:
Общество для пособия нуждающимся Литераторам и Ученым («Литературный Фонд)». Сорок первый год. 1900, СПб., 1901.
То же — Сорок второй год. 1901, СПб., 1902.
То же — Сорок третий год. 1902, СПб., 1903.
То же — Сорок пятый год. 1904, СПб., 1905.
То же — Сорок шестой год. 1905, СПб., 1906.
Отчет о деятельности Отделения Русского языка и словесности Императорской Академии Наук за 1910 год, СПб., 1910, 71 с.
То же — за 1911 год, СПб., 1911, 75 с.
То же — за 1912 год, СПб., 1912, 66 с.
То же — за 1913 год, СПб., 1913, 40 с.
То же — за 1914 год, Пг., 1914, 106 с.
То же — Российской Академии Наук за 1917 год, Пг., 1917, 31 с.
Доклад управляющего делами высочайше учрежденной Комиссии по постройке памятника А. С. Пушкину в Петрограде. Напечатано по распоряжению Императорской Академии наук. Февраль 1916 г. На правах рукописи.
Записка об ученых трудах Б. Л. Модзалевского. А. Шахматов. Н. Котляревский // Известия Российской Академии Наук. VI серия. Петроград. 1919, 8 с.